Отличия присвоения и растраты от кражи: составы данных преступлений и ошибки в разграничении, а также ответственность за эти деяния

2) ч. 3 ст. 158 УК РФ – кража, совершенная:

  • – с незаконным проникновением в жилище;
  • – из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода;
  • – в крупном размере;

3) ч. 4 ст. 158 УК РФ – кража, совершенная:

– организованной группой;

– в особо крупном размере.

Отличие кражи от грабежа: кража – это тайное хищение, а грабеж – открытое хищение чужого имущества.

Открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

28. МОШЕННИЧЕСТВО. ПРИЧИНЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННОГО УЩЕРБА ПУТЕМ ОБМАНА ИЛИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОВЕРИЕМ. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ЭТИХ СОСТАВОВ

Мошенничество (ст. 159 УК РФ) Непосредственный объект преступления – право собственности. Предметом мошенничества может быть имущество или право на имущество.

Объективная сторона заключается в мошенничестве, которым является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием.

Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнять принятое обязательство.

  1. Обман как способ хищения предполагает умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, в целях получения от него имущества, а также сообщение заведомо ложных сведений в тех же целях.
  2. При совершении хищения путем злоупотребления доверием виновный использует особые доверительные отношения, существующие между ним и потерпевшим.
  3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления – общий, а в ч. 3 ст. 159 УК РФ – специальный – лицо, которое для совершения деяния использует свое служебное положение.

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165

УК РФ)

Состав преступления, предусмотренный ст. 165 УК РФ, по способу совершения (путем обмана или злоупотребления доверием) аналогичен мошенничеству. Различие состоит в характере причиненного потерпевшему имущественного ущерба.

Объективная сторона заключается в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием. При совершении этого деяния отсутствуют признаки хищения. Преступление причиняет ущерб путем неисполнения обязанностей по передаче имущества.

Так, работники транспорта, не обладающие указанными полномочиями, получившие от граждан и обратившие в свою пользу деньги за безбилетный проезд или незаконный, без оформления документов, провоз багажа, должны нести ответственность за причинение имущественного ущерба государству путем обмана (т. е. по ст. 165 УК РФ).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет.

  • Квалифицирующими признаками мошенничества являются совершение его:
  • – группой лиц по предварительному сговору;
  • – с причинением значительного ущерба гражданину;
  • – лицом с использованием своего служебного положения;
  • – в крупном размере;
  • – организованной группой;

– в особо крупном размере. Квалифицирующие признаки ст. 165 УК РФ – совершение деяния:

  1. – совершенное группой лиц по предварительному сговору;
  2. – в крупном размере;
  3. – совершенное организованной группой;
  4. – причинившее особо крупный ущерб.

29. ПРИСВОЕНИЕ ИЛИ РАСТРАТА

  • Непосредственный объект преступления – право собственности.
  • Предметом преступления является имущество чужое, но вверенное виновному.
  • Вверенное имущество означает, что оно передано собственником или законным владельцем лицу, которое является посторонним к этому имуществу(оно для него чужое), для осуществления основных полномочий: распоряжения, управления, доставки и хранения.
  • Объективная сторона состоит из двух альтернативных деяний:
  • – присвоение – неправомерное удержание имущества, вверенного виновному, для обращения его в свою собственность;

– растрата – отчуждение чужого имущества, вверенного виновному, в пользу третьих лиц любыми способами (продажа, дарение и т. д.).

Если вверенное имущество использовалось без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение.

Отличие кражи от присвоения или растраты: как присвоение либо растрата вверенного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

Если вверенное имущество использовано незаконно, но без намерения обратить его в свою собственность либо в собственность третьих лиц, действия не должны рассматриваться как хищение. Действия виновного при наличии соответствующих признаков могут быть квалифицированы как самоуправство по ст. 330 УК РФ или по ст. 285 УК РФ (для должностного лица).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления – специальный – лицо, которому имущество вверено.

Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2–4 ст. 160 УК РФ. К ним относятся:

– группа лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба (ч. 2);

– использование своего служебного положения и крупный размер (ч. 3);

– организованная группа и особо крупный размер (ч. 4).

Поскольку и присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом – лицом, которому имущество было вверено, постольку группа лиц по предварительному сговору, в отличие от организованной группы, должна включать хотя бы двух соисполнителей, обладающих признаками специального субъекта. Действия остальных соучастников требуют квалификации по ст. 33, 160.

Крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – один миллион рублей.

30. РАЗБОЙ

Разбой относится к двуобъектным преступлениям – основным объектом является право собственности, а дополнительным – здоровье человека.

Объективная сторона включает нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Разбой относится к усеченным составам преступления и считается оконченным с момента нападения.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

12

Источник: http://litrus.net/book/read/59596?p=12

Кража: состав преступления и проблемы квалификации

      Актуальные 
проблемы квалификации краж
 

      Отграничение 
кражи от смежных 
составов
 

      Для правильного применения уголовно-правовой нормы об ответственности за кражу в деятельности правоохранительных органов необходимо четко представлять, в чем заключается отличие этого состава преступления от других смежных составов и правильной квалификации при совокупности с указанным составом. От правильной квалификации зависит объем обвинения, справедливость уголовного наказания. Она предполагает точное и полное определение: во-первых, признаков совершенного деяния; во-вторых, признаков уголовно-правовой нормы, необходимых для сопоставления с признаками деяния.

      Отграничение кражи от грабежа. Грабеж содержит все объективные и субъективные признаки хищения, так как является одной из его форм. В отличие от кражи при грабеже изъятие имущества происходит открыто. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.12.

2002 N 29 разъяснил, что «открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет».

      Если 
присутствующие при совершении преступления лица не осознают противоправность связанных с этим действий либо являются близкими родственниками или соучастниками виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что изъятие имущества останется тайным, налицо не грабеж, а кража.

      Действия 
виновного квалифицируются как 
грабеж, если он, намереваясь совершить тайное хищение, будучи застигнутым на месте совершения преступления, продолжил изъятие имущества на глазах у потерпевшего или других лиц.

      Перерастание 
кражи в грабеж при изложенных обстоятельствах возможно только до полного завладения имуществом и получения возможности им распоряжаться, так как с этого момента кража считается оконченной. Если виновный считает, что он совершает хищение тайно, не видит или не осознает, что за его действиями наблюдают, преступление квалифицируется как кража.

      Захват 
или другие действия, направленные на завладение чужим имуществом из хулиганских побуждений, с целью 
его уничтожения по различным 
мотивам или временного использования, а также в связи с действительным или предполагаемым правом на это имущество, не образуют состава грабежа, но могут в зависимости от обстоятельств дела квалифицироваться как хулиганство, уничтожение имущества, самоуправство и др.

Читайте также:  О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию: проведение мероприятий по предупреждению причинения морального ущерба, который наносится ребенку в интернете, а также гарантируется ли тем самым безопасность в сети?

      Таким образом, грабеж отличается от кражи 
по объективной и субъективной сторонам состава преступления. Если кража — это тайное похищение, то грабеж — открытое завладение чужим имуществом.

При этом решающее значение имеет субъективное отношение к способу завладения чужим имуществом. Однако иногда преступление, начатое как кража, может перерасти в грабеж или разбой.

Для наличия последних составов достаточно установить, что насилие или угроза его применения являлись средством завладения либо удержания чужого имущества.

      Отграничение 
кражи от мошенничества
. Одной из возможных ошибок, способной привести к неверной квалификации хищений, является неточное представление о линиях разграничения между такими формами хищения как кража и мошенничество.

Ошибки в применении закона в такого рода случаях определяются, как правило, тем, что иногда при совершении краж виновный прибегает к обману, вводя в заблуждение лиц, владеющих имуществом, либо входит к ним в дочерние, чтобы облегчить себе доступ к имуществу и совершить затем тайное хищение.

В подобных ситуациях возникает своеобразная конкуренция между нормами закона, определяющими признаки хищения путем кражи и признаки такой формы хищения, как мошенничество. 33

       
Кража относится к той разновидности 
способов хищения, которую в 
литературе нередко именуют похищением 
имущества.

 Специфика любого хищения 
состоит в том, что изъятие имущества виновный осуществляет путем его захвата, помимо или против воли лица, в обладании которого оно находится.

Так, при совершении кражи изъятие имущества производится тайно и, следовательно, помимо и без всякого участия воли этих лиц, незаметно для них и без их ведома.

       
Для мошенничества же характерен 
как бы добровольный акт передачи 
имущества. При совершении мошенничества 
виновный в отличие от похитителя 
воздействует не на само имущество, 
а на сознание потерпевшего, склоняя 
его путем обмана или злоупотребления доверием к передаче имущества в пользу мошенника.

Виновный завладевает имуществом (или приобретает право на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием собственника или лица, в ведении которого либо под охраной которого находится имущество.

В уголовном праве обманом принято считать как сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман).

      Намерено 
искажая факты действительности, виновный вводит потерпевшего в заблуждение 
относительно их истинности, а при умолчании сознательно пользуется заблуждением, возникшим независимо от виновного.

В обоих случаях потерпевший под влиянием заблуждения сам передает имущество мошеннику. Внешне такая передача выглядит как добровольная, однако эта «добровольность» мнимая, поскольку обусловлена обманом.

34

       
В мошенническом обмане следует 
различать форму и содержание.

 обмана составляют 
разнообразные обстоятельства, относительно 
которых преступник вводит в 
заблуждение потерпевшего (при активном 
обмане), либо факты, сообщение которых удержало бы лицо от передачи имущества (при пассивном обмане).

Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, качества, количества, размера, цены и т.д.), личности (т.е. тождества либо различных свойств и правовых характеристик личности виновного или других граждан), различных событий и действий.

мошеннического обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда мошенник в целях завладения имуществом обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений.

Обманывая соответствующее лицо, мошенник внушает ему ложное убеждение, что, претендуя на получение имущества, он (мошенник) действует на законных основаниях. Примером может служить завладение деньгами, полученными в качестве аванса по договору, который мошенник не имеет намерения выполнить. Ложное обещание — это не просто искажение «фактов будущего», но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем.

      От 
кражи мошенничество отличается способом совершения преступления.

При краже также может быть использован обман или злоупотребление доверием, однако не в качестве способа хищения, а для того, чтобы облегчить завладение чужим имуществом.

Так, например, как кража квалифицированы действия Б., которую потерпевшая В. попросила присмотреть за вещами на вокзале, пока она сходит в туалет. Воспользовавшись этим, Б. похитила вещи В.

       
Специфика мошеннического способа 
хищения состоит в том, что 
виновный завладеет имуществом 
при посредстве действий лиц, 
обладающих этим имуществом. Ответственность за мошенничество наступает в случае, если доказано что завладение чужим имуществом было путём обмана.

      По 
отношению потерпевшего к факту 
перехода имущества к преступнику 
мошенничество в какой-то мере сближается с кражей. В обоих случаях лицо не осознает того, что незаконно лишается имущества.

Между ними, однако, есть принципиальное различие, позволяющее отграничить тайное похищение чужого имущества от похищения его путем обмана или злоупотребления доверием. Это различие прослеживается также в характеристике субъективной стороны действий потерпевшего при мошенничестве.

Потерпевший добровольно и сознательно передает имущество (находящееся в собственности либо в законном владении) преступнику (например, жертвы упомянутых выше финансовых пирамид простаивали днями и ночами для того, чтобы вручить свои деньги преступникам-аферистам, надеясь на скорый их возврат в гораздо большем размере), чего нет при краже как тайном похищении имущества 35.

      Не 
может рассматриваться как мошенничество передача имущества, совершенная малолетним или душевно больным либо лицом, не способным в полной мере контролировать свои действия в результате сильного опьянения, поскольку эти лица не в состоянии правильно оценить совершаемые ими действия. В подобных случаях содеянное должно рассматриваться, в зависимости от характера конкретно совершенных действий, как кража или как грабеж 36.

      Как кражу следует расценивать и 
обман, совершенный с целью получения 
доступа к имуществу и последующим 
тайным завладением им. Например, лицо, выдающее себя за носильщика и похитившее переданное ему для переноса имущество, должно нести ответственность за кражу, поскольку в данном случае нет добровольной передачи потерпевшим своего имущества виновному.

      Таким образом, основное различие кражи и мошенничества заключается в следующем:

    • кража во всех случаях совершается тайно;
    • при отсутствии согласия и ведома потерпевшего по поводу изъятия вещи, а изъятие имущества преступником в результате мошенничества основывается на обмане или злоупотреблении доверием потерпевшего;
    • объект кражи — любое движимое имущество, в создание которого вложен человеческий труд, а объектом мошенничества, кроме вышеперечисленного имущества, может быть и право на имущество.
    • уголовная ответственность за совершение кражи наступает с 14 лет, за мошенничество с — 16 лет.

      Отграничение 
кражи от присвоения или растраты
. Ответственность присвоение и растрату устанавливает ст.160 УК РФ.

При любой из этих форм посягательства нарушаются не только отношения собственности, но и предоставленные лицу полномочия по распоряжению, управлению, хранению имущества.

В этом повышенная опасность и сходство данных форм хищения, предопределившее их законодательную характеристику в одной статье и более строгую наказуемость, чем кражи.

      Отличие присвоения и растраты от кражи и других форм хищения заключается в том, что преступник завладевает имуществом, которое ему вверено для хранения, реализации, ремонта, обработки, перевозки, временного пользования и т.д.

, а значит, находится в его правомерном владении, либо виновный в силу служебного положения наделен правом отдавать распоряжения по поводу использования данного имущества, которое таким образом находится в его ведении.

Переход от правомерного владения к неправомерному и характеризует момент совершения преступления: при простом удержании — момент, когда преступник должен был возвратить имущество, но не сделал этого; при растрате — момент отчуждения или потребления имущества.

Налицо должны быть все другие объективные и субъективные признаки хищения (изъятие и (или) обращение имущества в свою пользу или в пользу других лиц, корыстная цель, безвозмездность, противоправность).

      Уголовная ответственность за присвоение и 
растрату наступает лишь при установлении умысла виновного на хищение чужого имущества, вверенного ему. Так, И.

был признан виновным в хищении вверенного ему чужого имущества с использованием своего служебного положения путём присвоения, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Приговор суда был отменён, дело прекращено за отсутствием в действиях осужденных состава преступления. Так как судом было установлено, что И.

, работая председателем комитета по управлению архивами администрации Волгоградской области, направил М. – ведущего специалиста как частное лицо в институт переподготовки и повышения квалификации Академии государственной службы. Поскольку средств на обучения у комитета не имелось, И. оформил на работу в комитет сестру М.

, которая фактически не работала. Зарплату за неё получала М. И. , возместив М. затраченные ею средства на обучения по повышению квалификации, не имел никакой корыстной заинтересованности.
37

      Вместе 
с тем хищение этого имущества, совершенное лицами, которые не обладали указанными выше правомочиями, но имели 
доступ к данному имуществу в 
связи с выполняемой работой, следует квалифицировать как кражу.

      В случае, если в хищении, совершенном 
по предварительному сговору, участвовало 
хотя бы одно лицо, которому это имущество 
было вверено или в ведении 
которого оно находилось, действия всех лиц подлежат квалификации по ч.2 ст.160 УК РФ, если собственнику не был причинен крупный ущерб.

      Следует отличать хищение в форме присвоения от временного позаимствования имущества 
лицом, в ведении которого оно 
находилось.

Если обстоятельства дела свидетельствуют, что лицо незаконно воспользовалось чужим имуществом временно, имея намерение в дальнейшем возвратить взятое имущество или его эквивалент, то содеянное может быть квалифицировано при соответствующих условиях как самоуправство (ст. 330 УК) или как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК).

О направленности умысла виновного можно судить исходя из количества взятого имущества, наличия реальной возможности возвратить его или погасить недостачу, попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия и т.д.

Читайте также:  Проверить штрафы гибдд по фамилии, имени и отчеству владельца: как узнать есть ли они у водителя, как посмотреть онлайн бесплатно на сайте по паспорту гражданина рф?

      Злоупотребление должностного лица служебным положением, заключающееся в незаконном безвозмездным 
обращении с корыстной целью 
имущества собственника в свою собственность 
или в собственность других лиц, должно рассматриваться как хищение 
и квалифицироваться по ч.3 ст.160 УК РФ. В данном случае использование должностным лицом своего служебного положения явилось средством противоправного изъятия имущества в свою собственность или в собственность третьих лиц.

Источник: https://www.freepapers.ru/49/krazha-sostav-prestupleniya-i-problemy/34.6377.list5.html

81. Присвоение или растрата. Отличие от кражи

В
ст.160 УК объединены 2 самостоятельные
формы хищения: присвоение и растрата.
По смыслу закона это хищ имущ, вверенного
виновному.

В прежнем УК данное П
существовало как самостоятельная форма
хищения путем злоупотребления должностным
лицом своим служебным положением.

Причем, если по УК РСФСР такие ООД не
признавались П в отношении личного
имущества граждан, то сейчас они являются
уголовно наказуемыми в отношении любой
формы собственности.

Объект –
общественные отношения по поводу
собственности.

 Объективная
сторона:
как П или Р должно квалифицироваться
незаконное безвозмездное изъятие или
обращение в свою пользу (или иного лица)
имущества находящегося в правомерном
владении виновного, который в силу
должностных обязанностей, договорных
отношений или специального поручения
осуществлял в отношении этого имущества
права по распоряжению, управлению,
доставке или хранению (агенты по
снабжению, продавцы, кассиры, арендаторы
и т.д.). П и Р тесно связаны между собой,
субъект в обоих случаях обладает
специальным признаком – фактической
возможностью распоряжаться имущ, которое
вверено ему. Присвоение выражается в
обособлении вверенного виновному
имущества и установления над ним его
незаконного владения. Момент хищения
характеризуется переходом от правомерного
владения к неправомерному. Растрата
означает совершение таких Д, с помощью
которых имущество, вверенное виновному
для осуществления определенных
правомочий, незаконно истрачивается,
расходуется, потребляется. Хищение
признается оконченным с момента
фактического израсходования или
потребления имущ.

Субъективная
сторона П
характеризуется умышленной виной.
Умысел – прямой, преследуется корыстная
цель. Субъект –
вменяемое физическое лицо, достигшее
16 лет.

Часть
2 ст.

160 определяет в качестве квалифицирующих
следующие виды П или Р, совершенные: а)
группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно; в)лицом, с использованием
своего служебного положения; г)с
причинением значительного ущерба
гражданину. Особо квалифицированные
виды П или Р, указанные в ч.3 ст.160,
совершаются: а) организованной группой;
б) в крупном размере; в) лицом, 2 или более
раза судимого за хищение или вымогательство.

При
совершении хищения путем кражи виновный
не наделен никакими правомочиями в
отношении имущества, которое он
противоправно и безвозмездно изымает
помимо и вопреки воле собственника.
Присвоение или растрата – хищ имущ,
вверенного виновному (агент по снабжению,
кассир, продавец и т.д.).

82. Разбой и его разграничение с грабежом

Разбой есть
нападение в целях хищения чужого
имущества, совершенное с применением
насилия, опасного для жизни или здоровья,
либо с угрозой применения такого насилия.
Он обладает повышенной степенью общ.
опас-ти.

Объект
основным непосредственным объектом
явл. кокретная форма собственности.Дополнительный
объект
 —
здоровье конкретной личности.

Объективная
сторона
 —
выражена в совокупности двух действий,
которые одновременно раскрывают и
специфику способа соверш. преступления
— нападение и применение насилия, опасного
для жизни или здоровья, либо угроза
применения такого насилия. Нападение —
открытое или тайное внезапное
агрессивно-насильственное воздействие
на потерпевшего.

Цель насильственных
действий — хищение (само насилие это
средство завладеть и удержать чужое
имущество). Насилие м.б. психическ. и
физическим. По интенсивности насилие
д.б. опасным для жизни или здоровья.
Причинение тяжкого вреда здор-ю и смерти
не охватываются рамками основного
состава. Потерпевшим м.б.

не только
собственник имущества, но и хранитель,
владелец и т.д.

Отличие
разбоя от др. форм хищения
 заключается
в том, что здесь усеченный состав:
достаточно только нападения, сопряженного
с насилием и прест. будет считаться
оконченным. Завладение имуществом — не
обязательный признак состава. Поэтому
при разбое не м.б. покушения. Приготовление
м.б., например, приискание средств,
орудий, соучастников.

Субъективная
сторона
 —
прямой умысел + корыстный мотив + цель.

Субъект —
вменяемое физич. лицо 14 лет.

Квалифиц.
признаки
:по
ч. 2 — группа лиц по предвар. сговору; —
применение оружия. По ч. 3 — с не законным
проникновением в жилище, помещение. По
ч. 4 — организованной групой; — в целях
завладения имущества в особо крупном
размере; с причинением тяжкого вреда.

Разбой
отличается от грабежа
:
1) степенью применяемого насилия.

Насилие
опасное для жизни и здоровья — признак
разбоя, а насилие не опасное для жизни
и здоровья — признак насильственного
тграбежа; 2) грабеж это открытое хищение,
а разбой м.б.

и тайным; 3) по конструкции
— грабеж материальный состав, а разбой
усеченный; 4) грабеж признается оконченным
в момент завладения имуществом, а разбой
в момент нападения.

Источник: https://studfile.net/preview/2852343/page:43/

Вопросы разграничения присвоения и растраты со смежными составами преступлений

     Присвоение 
и растрата чужого имущества обладают признаками, смежными с рядом других преступлений против собственности. В первую очередь речь идет о краже и мошенничестве (ст. 158 и 159 УК РФ), а также о причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения (ст. 165 УК РФ).

     Смежными 
составами преступлений по отношению 
к присвоению и растрате являются кража, мошенничество, хищение чужого имущества, являющегося специальным предметом (ст.

164, 221, 226, 229 УК), злоупотребление должностным положением (ст. 285 УК) или служебными полномочиями (ст.

201 УК), самоуправство, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 330, 165 УК) и т.

д.23.

     Отграничение 
присвоения и растраты чужого имущества, вверенного виновному, от смежных составов производится по объекту, признакам предмета, объективной стороне состава преступления, а также по признакам субъекта.

     По 
объекту и физическим признакам 
предмета данные преступления разграничиваются с деяниями, предусмотренными ст. 221, 226 и 229 УК РФ, предметами которых являются ядерные материалы, радиоактивные вещества, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства и психотропные вещества.

Однако, действия виновного, похитившего указанные предметы или вещества, квалифицируются не по ст. 160 УК РФ, а по статьям, предусматривающим ответственность за хищение указанных предметов. Представляется, что в указанных статьях необходимо словосочетание «независимо от способа хищения», аналогичное содержащемуся в ст.

164 УК РФ.

     Действия 
лиц, совершающих незаконные действия с оружием и иными предметами, указанными в ст. 221, 226 и 229 УК РФ, необходимо квалифицировать в зависимости от фактических обстоятельств совершенного преступления и отграничивать от присвоения, растраты либо иных форм хищения в зависимости от направленности умысла.

     Так, Сошнев и Миронов, используя свое служебное положение, в ходе проводившейся реализации военным училищем населению карабинов «СКС» в мае — июле 1992 г. похитили со склада 40 таких карабинов и сбыли их.

В целях сокрытия совершенного хищения они изготовили подложные документы. По данному эпизоду они были осуждены по ст. 218-1 УК РСФСР (ст. 226 УК РФ).

Кроме того, Сошнев, продавая на законных основаниях населению карабины, завысил стоимость пяти карабинов, незаконно получив в результате этого 66 920 р., которые затем присвоил. Эти действия были

направлены 
на изъятие не оружия, а денежных средств, в связи, с чем были квалифицированы как мошенничество24.

     При ошибке лица в предмете преступного 
посягательства его действия квалифицируются 
по фактической направленности его 
умысла. Например, виновный путем присвоения решился похитить соду, но по ошибке похищает героин, похожий на нее внешне.

В этой ситуации фактически в его действиях содержатся признаки преступления, предусмотренного ст.

229 УК РФ, предметом преступного посягательства которого являются наркотические средства, а способом обращения имущества в пользу виновного или иных лиц — присвоение, которое охватывается означенной уголовно-правовой нормой.

Но в связи с тем, что умыслом виновного не охватывались эти обстоятельства, его действия должны быть квалифицированы как оконченное преступление, предусмотренное ст. 160 УК РФ. В описанной ситуации не будет покушения на присвоение вверенного имущества, так как фактически причинен ущерб отношениям собственности.

     По 
юридическим свойствам предмета преступления присвоение и растрата отличаются в первую очередь от кражи, т. е. тайного хищения и мошенничества — хищения чужого имущества либо получения права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

     Кража, в соответствии со ст. 158 УК РФ, — 
тайное хищение чужого имущества. Объект и предмет кражи аналогичны объекту и предмету присвоения и растраты, как и любых иных форм хищения.

Отличие — не в физических особенностях вещи, ставшей предметом преступного посягательства, а только в ее юридической сущности25.

Эта вещь не находится в правомерном владении виновного, так как не была ему вверена в порядке, не противоречащем закону.

Объективная сторона кражи, в отличие от присвоения или растраты, заключается именно в противоправном и безвозмездном изъятии чужого имущества с последующим его обращением в пользу виновного или иного лица.

Изъятие вверенного имущества с последующим его обращением в пользу виновного или иных лиц при присвоении возможно только при наличии так называемого статического имущества, ставшего предметом хищения.

Читайте также:  Осаго на полгода: можно ли застраховать машину меньше чем на 12 месяцев, сколько будет стоить такой полис на авто, а также можно ли продлить действие?

При присвоении же виновным так называемого динамического имущества, а также в случае растраты чужого имущества не может быть изъятия этого имущества, а только обращение его в пользу виновного или иных лиц.

     Также присвоение и растрата вверенного имущества 
от кражи отличаются по признакам субъекта, совершившего незаконное завладение чужим имуществом. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 15 ноября 1984 г.

№ 21 «О дальнейшем повышении роли судов в борьбе за сохранность социалистической собственности, укреплении государственной, договорной и трудовой дисциплины на предприятиях и в организациях агропромышленного комплекса» отмечается: «…

действия комбайнеров, шоферов, трактористов, возчиков, выразившиеся в обращении в свою собственность или собственность других лиц зерна или иной сельскохозяйственной продукции при уборке урожая и перевозке с поля на ток или хранилище, подлежат квалификации по статье УК, предусматривающей ответственность за кражу государственного или общественного имущества.

Если такие действия совершены в отношении продукции, вверенной шоферу, трактористу, возчику для транспортировки (доставки) на основании товарно-транспортной накладной либо иного документа с указанием количества (веса) продукции, то эти действия надлежит квалифицировать как присвоение либо растрату государственного или общественного имущества»26.  

    2.2 Отграничение 
    хищения путем его присвоения 
    или растраты от

мошенничества

      Действия 
лиц, похитивших чужое имущество 
путем его присвоения или растраты, также имеют ряд признаков, делающих их сходными с мошенничеством. При совершении преступления, предусмотренного ст.

159 УК РФ, виновный сам непосредственно не изымает чужое имущество, а путем обмана или злоупотребления доверием получает его из рук потерпевшего, который сам, по своей воле отдает свои вещи мошеннику.

     Мошенничество, в отличие от присвоения и растраты, может быть и беспредметным преступлением, когда речь идет о противоправном получении виновным права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

     Близкими 
к хищению чужого имущества являются действия лиц, взявших напрокат это имущество, а затем присвоивших его с совершением действий, направленных на обеспечение невозвращения этого имущества.

Судебно-следственная практика традиционно действия лиц, совершивших указанные деяния, оценивает в зависимости от того, когда у них возник умысел на завладение этим имуществом.

Если умысел возник до момента получения, то в действиях виновного усматривается не присвоение или растрата чужого имущества, а мошенничество. Если умысел возник позже, то эти отношения регулируются гражданским законодательством27.

Особенно 
остро стоит вопрос о разграничении 
присвоения чужого имущества и его хищения путем обмана или злоупотребления доверием в следующей ситуации.

Виновный предлагает другому лицу дать взятку соответствующему должностному лицу либо совершить коммерческий подкуп лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, для совершения каких-либо законных или незаконных действий, вызвавшись быть посредником, т. е.

лично передать деньги, ценности и т. д. Получив и не имея намерений передать означенную сумму соответствующему лицу, он ее присваивает, обеспечивая впоследствии невозвращение денег их собственнику.

В этом случае несостоявшийся взяткодатель безвозмездно вверяет свои деньги виновному именно для передачи их в качестве взятки соответствующему должностному лицу либо для коммерческого подкупа лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, намереваясь впоследствии получить за это определенные блага, преимущества и т. д. Он в данной ситуации ждет от предполагаемого посредника только передачи им денег, рассчитывая, что на этом его функция закончится. Можно ли в описанной ситуации признать деньги, предметы или иные ценности признать вверенным имущество, которое вверяется для последующей передачи? Представляется, что можно в полной мере. Ведь имущество виновному может быть вверено для совершения с ним самых различных операций: хранения, перевозки, передачи, реализации и т. д. Однако, тем не менее, его действия подлежат квалификации как мошенничество в связи с тем, что деньги получены путем обмана или злоупотребления доверием28.

     По 
этой причине, как представляется, в 
описанной ситуации действия первого 
лица должны квалифицироваться не как 
присвоение или растрата вверенного имущества, а как мошенничество и подстрекательство к даче взятки или коммерческому подкупу, а действия второго лица, непосредственно передающего деньги, — как покушение на одно из указанных выше преступлений29.

По этой причине справедливо осужден 
адвокат Конопатов, получивший от клиента деньги якобы для передачи судье в качестве взятки, не намереваясь передавать эти деньги, и присвоивший их, за мошенничество с использованием своего служебного положения, а также подстрекательство к даче взятки30.

     Также сходным с присвоением и растратой чужого имущества является причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).

     Разграничение производится по предмету преступного 
посягательства. Например, если виновный «похищает» электрическую энергию, тепло и т. д., его действия не могут быть квалифицированы как хищение вообще в силу отсутствия предмета преступления как вещи материального мира.

     Также при присвоении или растрате, как 
и при любой иной форме хищения, не может быть причинен действиями виновного основной ущерб в виде упущенной выгоды.

     В соответствии с п. 6 постановления 
Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 декабря 1980 г.

«О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте», действия лиц, являющихся работниками транспорта и уполномоченных в силу своего служебного положения на получение с граждан денег в рамках оплаты за проезд, провоз багажа и другие транспортные услуги, присвоивших полученные деньги, должны квалифицироваться именно как хищение чужого имущества.

Работники же транспорта, не обладающие такими полномочиями, получившие от граждан и обратившие в свою пользу деньги за безбилетный проезд или незаконный, без оформления документов, провоз багажа, должны нести уголовную ответственность именно за причинение имущественного ущерба путем обмана31.   
     

    2.3 Разграничение 
    присвоения и растраты и уголовно-правовых 
    норм

ст. 201 и 285 УК РФ

      Также нередко возникают трудности 
при разграничении хищения, совершенного путем присвоения и растраты, с одной стороны, и злоупотребления лиц, обладающих признаками субъектов преступлений, предусмотренных ст. 201 и 285 УК РФ, — с другой.

     «Сложным 
является вопрос, — отмечает И. А. Клепицкий, — о квалификации неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом путем злоупотребления полномочиями по чужому имуществу. В практике такие действия обычно не рассматриваются в качестве растраты или присвоения.

Как правило, применяются нормы о «злоупотреблениях»: должностном злоупотреблении или злоупотреблении полномочиями (ст. 201 и 285 УК). При отсутствии признаков составов этих преступлений возможно и применение общей нормы о причинении имущественного ущерба путем злоупотребления доверием (ст. 165 УК).

Сходство данных действий с мошенничеством и вымогательством в том, что в данном случае виновный также может, злоупотребив полномочиями, оформить «право» на недвижимость.

Это аргумент в пользу квалификации таких действий в качестве хищения, так как виновный не просто неправомерно пользуется чужим имуществом, а приобретает его, обращает в свою пользу или в пользу другого лица»32.

В этом плане показателен случай из практики Верховного Суда РФ. П., будучи следователем ОВД, осуждена по ч. 1 ст. 170 и ст. 175 УК РСФСР, т. е.

за злоупотребление служебным положением, причинившее вред государственным интересам, выразившийся в подрыве авторитета правоохранительных органов, и должностной подлог, совершенный в корыстных целях. Расследуя уголовное дело, П. в качестве залога как меры пресечения получила деньги в сумме 2 млн. рублей.

Впоследствии, злоупотребляя служебным положением, она распорядилась этими деньгами как своими, а при направлении дела в суд заполнила квитанцию к приходно-кассовому ордеру о внесении в кассу ОВД 2 млн. рублей, которые фактически не внесла.

При этом она поставила на квитанцию гербовую печать и подделала подпись главного бухгалтера. Только после вынесения приговора в отношении виновного по его требованию деньги были возвращены начальником следственного отдела33.

     Представляется, что в действиях П. усматриваются 
признаки только преступления, предусмотренного ст. 1471 УК РСФСР (ст. 160 УК РФ), так как денежные средства были вверены виновной, она обязана была внести их на депозит суда, а вместо этого распорядилась ими как своими, т. е. растратила.

Злоупотребление же служебным положением и должностной подлог являются способами совершения указанного преступления. Однако, видимо, по материалам данного уголовного дела в суде не была доказана безвозмездность изъятия П.

чужого имущества, в связи с чем действия виновной не были квалифицированы как хищение.

     Г. Н. Борзенков отмечает несопоставимость понятий «значительный ущерб гражданину» и «крупный размер хищения», что приводит на практике к коллизиям.

«Иногда, — отмечает он, — с учетом высокого уровня благосостояния потерпевшего, суд не может признать причиненный кражей ущерб значительным для него, хотя стоимость похищенной вещи превышает 500 минимальных размеров оплаты труда. В таких случаях содеянное следует квалифицировать по более тяжкому признаку — по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

Если же кража в крупном размере признается одновременно причинившей значительный ущерб гражданину, то содеянное также квалифицируется по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК, но в описательной части приговора должен быть указан и

Источник: https://www.stud24.ru/criminal-law/voprosy-razgranicheniya-prisvoeniya-i-rastraty/75096-237874-page4.html

Ссылка на основную публикацию