День зека и новый год в тюрьме, а также другие праздники: когда и как отмечают заключенные на зоне в россии?

День зека и Новый год в тюрьме, а также другие праздники: когда и как отмечают заключенные на зоне в России?

  • Заключенные — тоже люди и им нужны праздники.
  • Особенно Новый год.
  • А вот отмечается ли он в тюрьмах и как отмечается?
  • Об этом мы с вами сейчас подробно поговорим.

Как отмечают Новый год в тюрьме? Отмечают Новый год в колонии строгого режима и вообще в любой тюрьме (о видах тюрем рассказано тут). Не важно легально, или не легально. Люди хотят праздников.

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную ЮРИДИЧЕСКУЮ консультацию:

+7 (499) 653-64-11 Москва +7 (812) 317-55-28 Санкт-Петербург

Заключенные начинают думать об амнистиях и мечтать о том, что все будет хорошо и их выпустят. Заключенные готовятся к празднику заранее.

  1. Они просят родных и знакомых передать им сладкое, оливье, и разные продукты.
  2. Те, у кого никого нет на воле, просят угощения у зажиточных сидящих.
  3. Сидящие и сами начинают готовить.

Делать торты, салаты. Бутерброды.

Царит добродушная и душевная обстановка.

Совсем не скажешь, что этих людей судили и они отбывают наказание. Очень популярна в местах лишения свободы такая сладость, как песочное печенье. Его там очень любят и в новогодние праздники без него никак не обойтись.

В некоторых тюрьмах проводится новогодняя концертная программа. Иногда кого-то приглашают из знаменитостей, иногда ее устраивают сами заключенные.

В 24:00 заключенным разрешено слушать бой курантов и поздравления президента.

Заключенные любят фотографироваться в этот праздник и даже выкладывать свои фотографии в социальные сети (о том, есть ли в тюрьме интернет и можно ли пользоваться телефонами, рассказано в этой статье).

Смотрят телевизор.

Это развлечение у них очень популярно. Необычного ничего нет. Без драк и пьянки не обходится ни в одной тюрьме. Именно поэтому новый год на службе отмечать так не любят служители закона.

Без семьи, конечно, в праздники плохо, но зато они среди своих, среди друзей и знакомых. Поэтому на запрещенные посиделки после 22:00 охрана закрывает глаза. Они сами без праздника, празднуют новый год на работе. А работа у них не самая приятная.

Украшение помещений в праздники

  • Украшения они пытаются делать сами, своими руками.
  • Кто-то делает снежинки и гирлянды на окна, кто-то самодельные елочки и новогодние игрушки.
  • Если на территории зоны есть елка, ее обязательно наряжают игрушками.

В общем, все как у всех. Разрешаются даже покупные электрические гирлянды. Некоторые просят родных передать им новогодние игрушки. Иногда игрушки приносят работники мест лишения свободы.

Подарки

Все любят подарки, и зеки — не исключение. Это то, что они делают своими руками. Кто-то шьет, кто-то вышивает или что-то вырезает по дереву, кто-то рисует. И дарят эти подарки друг другу.

Иногда они дарят подарки и работникам тюрьмы. А те в свою очередь могут подарить им какой-нибудь сладкий презент в виде шоколадки или леденцов.

Передачки от родственников в эти дни самые богатые и все друг с другом ими делятся (о том, что можно передавать в тюрьму, рассказано здесь).

Рождество Христова в тюрьме

В любом учреждении типа тюрьмы или колонии есть что-то похожее на церковь. Там по праздникам проводится служба, можно молиться или креститься. Священник посещает тюрьму обязательно в Канун Рождества Христова, в этот день все дарят друг другу подарки, поют песни и танцуют.

Также готовиться купель, где каждый может окунуться в священную воду. Это в тюрьме приветствуется. Также зеки могут попросить у священника богословления. В некоторых местах лишения свободы есть и свой священник.

С тем, как встречают Новый год в тюрьме разобрались, далее о том, какие запреты наложены в праздничный день на заключенных.

Запреты в праздничные дни в тюрьмах

Оно в таком месте, как тюрьма, запрещено, ровно как и наркотики.

Поэтому вместо спиртного им разрешено пить только лимонад и крепкий чай.

Любимый лимонад у зеков – «Дюшес». Его они пьют с удовольствием.

А когда надсмотрщиков рядом нет, заключенные втихоря достают спиртное (те, кому таки удалось его добыть, а таких немного).

Новый год встретить в 12 ночи нельзя. Там режим и зеки максимум могут посидеть до 22:00. Праздновать разрешено тем, у кого нет замечаний и нареканий. Не празднуют те, кто сильно провинился и сидит в ШИЗО, для кого объявлен строгий режим.

В дневное время их поздравляет надзиратель и на этом у них празднование Нового года заканчивается.

Запрещено в тюрьме делать снеговиков, возводить крепости из снега и играть в снежинки.

Ниже представлены фото с Нового года в тюрьме:

Заключение

Даже в тюрьме можно выжить, ведь там тоже люди, люди совершившие непоправимые ошибки и поэтому наказанные. Они, как все люди, хотят праздника и празднуют его по полной программе.

Если все идет хорошо, на некоторые посиделки охрана просто закрывает глаза. Ведь людям так нужны поддержка и праздник!

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную консультацию:

+7 (499) 653-64-11 Москва +7 (812) 317-55-28 Санкт-Петербург

Источник: https://ug-ur.com/tuyrma/novii-god.html

Новый год в тюрьме

День зека и Новый год в тюрьме, а также другие праздники: когда и как отмечают заключенные на зоне в России? Россия, наверное, единственная страна в мире, где праздник лихорадит народ почти два месяца. В декабре мы к нему готовимся, потом усиленно отмечаем и уже в январе долго приходим в себя. Места лишения свободы не исключение. Только там эти мероприятия имеют свою специфику. Плюс накладывается фанатичное суеверие арестантов. Типа как Новый год встретишь, так его и проведешь. Большинство мужчин почему-то считают «отметить» и «нажраться» синонимами.

Пир горой

Обычная колония неважно какого режима. Ноябрь еще не кончился, но осужденные думают на месяц вперед. На первом месте, как всегда, разговоры о неминуемой масштабной амнистии.

В наступающем году обязательно будет много круглых дат, к которым удачно объявить «скачуху». Находится немало фантазеров, уверяющих, что они собственными глазами видели указ или, на худой конец, его проект.

Многие арестанты делают вид, что не верят им.

На самом же деле они выражают несогласие в надежде услышать опровержения. Но в эти беседы все чаще закрадывается тема о том, как достойно встретить праздник, чтобы потом было счастье. Самые предусмотрительные начинают добывать и прятать спиртное. Кто победнее, ставит брагу или гонит самогон.

Более зажиточные покупают водку, коньяк и шампанское у специальных зеков-барыг, принимают перебросы через забор от знакомых и родственников, подкупают сотрудников, чтобы они занесли пойло через вахту или завезли на машине с продуктами. Перед самими праздниками это будет сделать труднее и дороже.

Силы воли хватает не у всех. Мужики, обвиняя в своей слабости стресс, извлекают пойло из тайников и начинают бухать на буднях. Блатные, «активисты», сотрудники (смотря кто рулит в зоне) постоянно напоминают, что алкашей-дебоширов ждет суровая расплата.

По понятиям, если ты нетрезвый затеял скандал, даже если ты прав, все равно поломают. Утихомирят сразу. А после того как протрезвеешь, потянут на сходняк, где приговорят к избиению или калеченью. Это если при кипише за нож, палку хватался или ударил кого.

«Козлы» могут поступить еще более жестко. Их понятия не связывают. Всем рулит беспредел. Сотрудники, если остаканился и завелся в отношении их, кинут в ШИЗО. Потом отобьют все седалище дубиналом. Зеки об этом знают и боятся, когда трезвые. Но, когда бухнут, ретивое берет свое.

Так что скандалы и разборки в декабре учащаются.

Как следствие, накануне праздника начальник вводит усиление. Начинаются частые обыски, вплоть до вскрывания полов в бараках и перерывания всех сугробов колонии.

Числа с пятнадцатого декабря свою лепту в общий бедлам вносят родственники сидельцев. Все вспоминают о своих сыновьях, мужьях, братьях, друзьях, шлют им посылки, бандероли и привозят передачи. Ближайшая почта и так перегружена, а тут еще зона добавляет хлопот. «Хозяин» не каждый день выделяет транспорт для доставки посылок арестантов.

Они скапливаются на почте. Потом в огромном количестве ящики и пакеты привозят в колонию. Комната передач работает допоздна, но не успевает все выдать. Каждую «дачку» надо тщательно прошмонать при получателе. Именно перед Новым годом учащаются попытки переслать запрет.

В варенье, конфетах, сухом молоке, зубной пасте находят анашу, героин и психотропные таблетки. Спирт вливают в арбузы и мандарины. Пропитывают маковым отваром носовые платки, носки, трусы. В общем, выдающие передачи прощупывают все вещи, мелко режут все продукты просеивают каждую крупинку.

Потому но редки случаи, когда посылку, отправленную в начале декабря, осужденный получает через месяц или полтора. К тому времени все продукты протухнут.

Чтобы не остаться без праздничного угощения, не получившие «дачку» берут в долг у более зажиточных сидельцев. В январе пополняются ряды «фуфлыжников» (не вернувших долг), в том числе и из за того, что посылки приходят с запозданием и испорченные.

Культурная программа

Наконец наступает 31 декабря. С самого утра в отрядах начинается активное движение. Зеки стряпают закусь, готовят торт. Потом выносят его замерзнуть в снег. Прибегают инспектора и перерывают прикопанные пакеты, тыкают их щупами, пробуют на зуб кондитерское изделие — не пропитано ли оно алкоголем.

У зажиточных и оборотистых уголовников ассортимент закусок не отличается от вольного. Присутствует салат оливье, селедка «под шубой», мандарины. Плохо тем, кто спит на втором ярусе, над блатными и наглыми.

Им не посидеть в спальном проходе. Если таких не пригласят к простым «мужикам» в гости, одна дорога — в комнату воспитательной работы. Попросту — в телевизионку.

Там неимущим с «общака» выделяют чай и конфеты, чтобы чифирнули по-человечески.

На поверке начальник вылезает на трибуну, поздравляет спецконтингент, желает скорейшего освобождения. Если в декабре по пьяни никто из зеков не убил и не покалечил сотрудников, разрешает пить спиртное. Только не до поросячего визга. Еще раз предупреждает, что скандалистов будут жестоко карать, чтоб не мешали отдыхать осужденным и работать сотрудникам. Последние тоже люди.

Зеки стоят по пятеркам. Их тщательно считают. Еще на утренней поверке выявляют несколько поддатых. Раз рано начали, к ночи вообще упьются. Нарушителей отводят в нулевку — холодную, грязную камеру для алкашей.

После разрешения начальника можно спокойно извлечь припрятанное спиртное. Все удивляются, как столько декалитров пойла уберегли от многочисленных обысков в таком ограниченном пространстве!

В спальных проходах и каптерках накрывают столики и табуретки. Все запасы жратвы вываливают на стол. В телевизионке все прилипли к ящику. Концертные номера давно заезжены, отечественные звезды тоже, но смотреть больше нечего. В клубе крутят видео. На выбор. Можно даже порнуху посмотреть или диснеевские мультики. Видак будут показывать всю ночь. Кому негде праздновать, посмотрят кино.

Драка на двести персон

Ближе к полуночи начинается движение. Зона напоминает вертеп. Трезвых почти не остается. Зажиточные упиваются и на халяву угощают неимущих. У сотрудников припасено море пойла, изъятого на шмонах.

Им еще наливают в отрядах. В спальных секциях танцуют педики, переодетые в снегурочек. В одном углу радуются и орут от счастья.

В другом бьют гостя за то, что некрасиво себя ведет, чавкает и всех посылает.

К сушилке стоит очередь из сексуальных страдальцев. Среди сохнущей обуви, носков и стиранного белья смазливый педик делает минет и подставляет зад. Нетрезвые мужчины не могут быстро кончить, очередь негодует и волнуется.

Здесь тоже вспыхивают ссоры и драки. Блатные устали успокаивать народ. Да они сами не всегда себя контролировать могут. Запрещенные сотовые телефоны раскалились. Зеки звонят родственникам и знакомым, мешают им праздновать.

Потом все слушают и смотрят обращение Президента, вопят «Ура!» и «С Новым годом!» Поднимают кружки, чокаются.

Зеки затащили в зону много пиротехники. Они начинают ее взрывать. Вольный поселок не так освещен салютами и фейерверками, как наше учреждение. На небольшом пространстве тусуются полторы тысячи пьяных мужчин с тяжелым прошлым. Большинство психически неуравновешенны, почти все рецидивисты.

Беда этой колонии в том, что в ней сохранилось вредное производство. На промке делают локера для машин, для чего используют отвердитель. Алкаши бодяжат его с водой и принимают внутрь. В другой цех завозят двухсотлитровые бочки клея БФ.

Если в баночку с таким клеем засунуть вращающееся сверло, оно соберет на себя всю гадость. Останется дурно пахнущий спирт. Но любой спирт противно воняет. Народ его потребляет с удовольствием. Из-за такого производства пьяных очень много.

Постепенно начинает заполняться санчасть. Диагнозы пострадавших похожи: переломы челюсти, носа, разбитые головы. Редко — ножевые ранения. В неволе редко удается помахать кулаками. Все споры решаются через «смотрящих». Если ударить человека и не обосновать, что ты прав, сам пострадаешь на сходняке.

После драки в секции переломаны все тумбочки и табуретки. Нары железные, но они тоже покорежены. Вторые ярусы упали, некоторые погнулись. Стекла выбиты, двери сорваны. Кот, попавший под ноги, затоптан. Его особенно жалко.

Драка сходит на нет сама собой. Слишком многие не могут встать. В колонии хватает спортсменов. Они в меньшинстве отметелили массу мужичков. Мы с другом решаем пойти в гости в другой барак — в этом даже присесть не на что. Да и закуска с пойлом вся на полу, вперемежку с кровью и раздавленным котом. Санчасть забита.

К двум ночи сотрудники запираются в дежурке. Все равно они уже ничего не контролируют. Локалки открыты, промзона тоже. Уголовники ходят по гостям, по пути подбирая упавших на улице, если они одной масти.

Самые упорные не ложатся всю ночь. Надоевших своими движениями успокаивают товарищи. Кому не доходит через голову, стучат в печень. Тишина наступает часам к шести. Спальные секции напоминают Ледовое побоище после его окончания. У блатных еще ничего — элита себя всегда контролирует. У «мужиков» и «чертей» все намного запущенней.

Читайте также:  Проверить полис осаго на подлинность рса: как найти (пробить) информацию об электронном страховом документе (в том числе о его номере) по базам данных?

А поутру они проснулись…

Первого января подъем не объявляют. Но десятичасовая поверка обязательна. Ну и рожи на нее выползают! Все опухшие, в том числе и сотрудники. Зеки в синяках, в рваной одежде, пьяные, злые на весь мир.

Инспектора сверяют счет. Нарядчик знает — сколько лежит в стационаре. Но все равно многих не хватает. Народ не может встать со шконок — перепили. В виде исключения их считают в отрядах.

Хмельной ответственный от руководства выслушивает дежурного, что-то прикидывает. С облегчением узнает, что убитых нет. Значит, не придется отписываться — при каких обстоятельствах зек «нечаянно поскользнулся». Довольный ответственный вылезает на трибуну.

Еще раз поздравляет всех с Новым годом и напоминает о приличном поведении.

После поверки некоторые арестанты находят шнапс для опохмелки и продолжают отмечать праздник. Зона всегда была пьяной, а народ привычный. Их одна ночь разгула не утомит. Те, кто бухают только по торжественным дням, страдают сильнее.

Лагерь похож на сонное царство. В этот день отрываются нехватчики. Масса мужчин не идет в столовую, и все пайки достаются обжорам.

Есть уникумы, способные запросто проглотить пятилитровый бачок каши или супа (в честь праздника они наваристые) и сдобрить это буханкой хлеба.

К вечеру всплывает другая напасть. В колонии -петушиная забастовка. Как потом выяснилось, все началось из-за любовных переживаний, да таких, что Шекспир отдыхает. Когда осужденные не поголовно пьяные, то они в основном соблюдает понятия и немного
дружат с головой. По этим понятиям нельзя сексуально домогаться «обиженного» — только по договоренности и за плату.

Потому многие «петухи» не оказывают секс-услуг или оказывают избранным по дружбе. То, что гомики могут иметь друг к другу сильную привязанность — ни для кого не секрет. В колонии некоторые из «опущенных- жили как настоящие муж и жена. Такую пару образовал и «главпетух», которого опасались даже смотрящие, потому, что «птичий куратор» нашел общий язык с начальством.

Он собирал для оперов нужную информацию, получая ее от своих подопечных Плюс он был контуженный на всю башку В прошлом именитый спортсмен, лидер мощной ОПГ, на следствии он проявил слабинку (или менты так обернули), но так или иначе, он сдал подельников, которые «опустили» стукача прямо в автозаке. Тут у любого крышу сорвет. А может, он от природы был бисексуален.

Вот и втюрился в другого «петушару» — трансвестита Лолу. Лола, пользуясь защитой «главпетуха», ходил по зоне в женском прикиде. Отрастил волосы, следил за собой. На него (нее) заглядывались многие, но ухажер берег своего избранника как зеницу ока. Ему терять нечего: разозлишь — пошлет своих «пернатых», те поцелуют хоть «смотрящего» за зоной, и угодит он в «петушатник».

Исполнителей жестоко накажут, но они не сдадут своего пахана.

Так что любой блатной рисковал оказаться под началом «опущенного» Ромео. Это я, конечно, как крайность привел.

В новогоднюю ночь зеки себя не контролировали. Ну и Лола позволил себе лишнего. Достал он хороший костюм Снегурочки, нарядился, накрасился и, если член отрезать, хоть на конкурс «Мисс мира» его посылай. Такая красавица получилась. Ну у многих либидо и взыграло.

Они и до ареста насильниками были, а тут такая краля! Плюс ухажер ее перепил и отключился. В общем, Лолу снасильничали многократно, до нерабочего состояния. Другим смазливым «петушкам» тоже досталось.

Про понятия забыли, с ними не договаривались, били и имели кто хотел и сколько хотели.

«Главпетух», когда очухался, чуть от ревности не отдуплился. Но всей зоне не отомстишь. И он нашел, как сделать подлянку. Заручился негласным разрешением «хозяина» и закрылся с «петухами» в бараке, где их считала дежурная смена. «Мужикам» и блатным в тот отряд не войти, в падлу. «Обиженные» сами не выходят.

Зона и так в запустении, а при такой постановке в клоаку превращаться начала. Мусор никто не выносит, туалеты не убирают, привычных секс-услуг не оказывают Хоть жребий кидай и «опускай» друг друга. Пару дней так продолжалось Потом блатные пришли в себя. Посмотрели на отчаянное положение и передали «гпавпетуху», что приговорят его.

И начальник не спасет.

«Птичий пахан» на переговоры вышел. Он гоже имеет право за защитой к «смотрящим» обратиться. Чтобы в отношении «обиженных» беспредела не было, особенно сексуального.

«Смотрящим» и так заседать не перезаседать, чтобы накосорезивших в новогоднюю ночь наказать, а тут еще иски «опущенных» добавились. Некоторые из них с серьезными обвинениями, типа, их не просто имели в зад в позе прачки, а еще ласкали и целовали по пьяни. Если очевидцы найдутся, таких насильников самих переведут к «пернатым».

Подобные дела не терпят отлагательств. Потому как «опустившиеся» не должны среди «мужиков» и братвы жить, чтобы их не форшмачить. Да и «главпетуху» надо угодить, чтобы окончательно забастовку снял. После правиловки человек пять скручивают «рубероид» (матрасы) и переезжают в «птичий» барак.

Перед этим их бьют уцелевшими табуретками — руками и ногами касаться «обиженных» в падлу.

Тяжелое похмелье

На следующие два надели колония впадает в спячку. Передач и свиданок нет. Но вовсю в ней идут разборки над нарушившими понятия. Находят крайних, бьют их, кого как полагается по масти. «Крыс» — палками или ногами. «Мужиков» — руками. Блатным — если сильно не накосорезили — пощечину дают или ставят на вид.

В зоне наступают времена всеобщего дефицита. Баландой сыт не будешь, а все вольные продукты сожрали и перепортили за одну ночь. Курево и то пропало. У барыг не купить ничего путевого. Хорошие вольные шмотки падают в цене. Никто не хочет наличные — всем нужна еда, сигареты, чай.

Такое происходит каждый год, но почему-то осужденные не делают запасы. Нет, перед Новым годом их пытаются делать, но потом за час транжирят. Гулять так гулять! Начинают пропадать вещи — их воруют взявшие в долг и не могущие его вовремя вернуть.

Если попадаются, их объявляют «крысами», ломают им правую руку и отселяют к низким мастям. Кто просто не может вернуть долг вовремя, попадают в разряд «фуфлометов» (непорядочных). С ними никто не будет играть в карты или доверять секреты. Путь в блатные таким закрыт.

В порядочные «мужики» тоже.

Эти «косяки» еще ничего. Многие держат себя в руках одиннадцать месяцев, примерным поведением зарабатывают условно-досрочное освобождение, снимают ранее наложенные взыскания, покупают за взятки завхозу и отряднику поощрения. Но в главный праздник они слетают с катушек.

Это надо сильно начудить, чтобы пьяная дежурная смена тебя в ШИЗО водворила. Но некоторые чудят. УДО накрывается медным тазом. Вместо освобождения в самое ближайшее время придется сидеть еще год, пока нарушения не снимут. А там опять праздник.

Замкнутый круг получается, до самого «звонка».

После новогодних праздников наступает Рождество, Старый Новый год. Поводов для выпивки хватает до февраля. Зато можно долго предаваться воспоминаниям.

Это  описана одна пьянаю зона. В других колониях не так отмечают. Гуляют по-разному. Где-то совсем тихо и пристойно. Или, наоборот, превосходят мой рассказ по количеству нарушений и кипишей. Но осужденные здесь не при делах. Это поверие всему виной — не встречать Новый год нельзя, а что за встреча без выпивки и драк?

По материалам газеты
«За решеткой» (№1 2010 г.)

Источник: http://www.tyurma.com/novyi-god-v-tyurme

Записки заключенного: как отмечают Новый год в тюрьмах

Как празднуют Новый год в тюрьмах и колониях? Об этом специально для Sputnik рассказал Василий Винный.

День рождения — святое дело! Но это индивидуальное событие, личный праздник, на который именинник может пригласить, а может и не звать. Новый год же — для всех! Начиная с первых чисел декабря, зеки ждут его с нетерпением и начинают потихоньку готовиться…

Подготовка

В течение всего декабря окно выдачи посылок всегда работало в авральном режиме, поскольку большинство зеков старалось оставить хотя бы одну передачу или бандероль на празднование Нового года. Ежедневно с самого начала месяца заключенные тащили в отряды сумки с едой, пакеты с чаем, сладким и сигаретами. И многое, что передавалось, не ели, а оставляли на праздник.

© Sputnik / Виталий Аньков

Содержимое посылок старались корректировать под праздничный стол. К середине месяца холодильники в секторах ломились от еды. И это было еще до последней отоварки в декабре, когда добирали майонез, сыры, горошек, кукурузу и все то, что не смогли передать родственники или чего не было в магазине раньше.

Два раза в неделю в столовой давали отварные яйца. Причем дни чередовались: сначала — вторник-среда, потом — суббота-воскресенье, потом опять вторник-среда. И зеки с середины месяца начинали высчитывать, на какую неделю выпадает Новый год, чтобы знать, когда начинать запасаться яйцами. Поэтому к празднику у каждого заключенного накапливалось приличное количество вареных яиц.

Заключенные, у которых была такая возможность, договаривались с баландерами (зеками из отряда хозобслуги), чтобы те продали картошку и свеклу для оливье и «селедки под шубой». Эти корнеплоды были запрещены к передаче, поскольку заключенным, в целях противопожарной безопасности, нельзя ничего варить кроме полуфабрикатов быстрого приготовления.

Те же, кому не удавалось добыть необходимые продукты, делали оливье с картофельным пюре из столовой. Помню, однажды мы смогли достать свеклу, а картошки не было, поэтому пришлось заменить ее пюре — и получилось неплохо.

Вообще, многие ингредиенты в традиционных новогодних блюдах можно легко заменить: например, в салат с крабовыми палочками вместо риса прекрасно подходит «Роллтон».

Бешеные покупки

Под Новый год зеки скупали практически всю отоварку. Те продукты, которые не пользовались спросом в другое время, в декабре сметались с прилавков. Складывалось ощущение, что заключенные просто хотят купить хоть что-нибудь. У мужиков был точно такой же предновогодний магазинный «гон», как и у людей на свободе: деньги тратили до последнего.

© Sputnik / Михаил Фомичев

Накануне одного из праздников в «отоварке» стали продавать торты с воли, под заказ. И очень многие воспользовались этой услугой. Но лично меня подкосила возможность взять торт в долг.

До сих пор не могу понять, зачем он был нужен, учитывая, что у меня уже стояли два самодельных торта. Мы с товарищем провели целую операцию, чтобы пройти не в свое время в магазин, дождаться, пока там останутся торты, которые не купили, и забрать один из них.

Потом мы пришли в отряд, заварили литр кофе и съели почти килограммовый торт «Сказка» вдвоем за один присест. Но не смогли доесть по одному кусочку — не лезло в горло, и решили в честь праздника угостить этими остатками своих знакомых.

Они просто одурели от нашей щедрости и доброты, а мы решили не распространяться о том, что в нас просто-напросто больше не лезет.

В канун праздника в магазине покупали даже красную икру, которая весь год сиротливо стояла на прилавке.

Следует отдать должное работникам лавки, которые старались обеспечить более-менее нормальный выбор продуктов к новогоднему столу.

Праздничное настр…

Как и на свободе, в секторах ставили и наряжали елки. Несмотря на то, что некоторые зеки любили поворчать на тему этого действа, его ждали, потому что с этого момента настроение действительно улучшалось и становилось уютнее.

© Sputnik / Сергей Ермохин

Для меня же очень важной была желтая неоновая елка, которую каждый год в одном из отрядов цепляли на окно. Вешали ее уже во второй половине месяца. И стоя вечером на проверке, в мороз, я смотрел на ее веселое перемигивание, и внутри зарождалось теплое детское предновогоднее ощущение, что все будет хорошо…

В зоне были мастера, умевшие подписывать открытки «золотом». Они писали поздравления красивыми шрифтами при помощи клея ПВА, а после высыхания покрывали их золотом от термофольги.

Открытки получались с выпуклыми золотыми, серебряными или цветными буквами.

Брали парни за это удовольствие недорого — две пачки сигарет, и под Новый год у них не было отбоя от клиентов, желавших хотя бы таким образом порадовать своих родственников и друзей.

В некоторых отрядах шили костюмы для лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, в которых те веселили зеков, выступая под елкой. Одному очень маленькому и слегка умственно отсталому парню сделали костюм дракона с длинными хвостом и гребнем. Он надевал его и ходил по отряду, чем очень радовал заключенных.

С каждым днем настроение становилось все более новогодним, и в души суровых мужчин начинала проникать предпраздничная истерия, свойственная всем людям, где бы они ни находились.

День Х

И вот — Новый год!

С тридцатого числа все скамейки в локалках (огороженных заборами участках, принадлежащих секторам) были заняты тортами, которые зеки накрывали тазиками. Те, кто смог добыть корнеплоды, тоже старался сварить их за день до Нового года.

© Sputnik / Сергей Пятаков

30 декабря — это последние и самые нервные поиски посуды под праздничные блюда. Если в течение года у тебя хотя бы раз видели миску, это означало, что минимум человек пять попросят ее 30-го, а некоторые вернутся еще и 31-го в слабой надежде, что она тебе не понадобилась…

Читайте также:  Разбой считается оконченным: с какого момента завершается преступление, чем отличается от покушения, а также каков его полный состав?

31 декабря. Вся зона живет надвигающимся праздником. По телевизору смотрят новогодние программы, люди суетятся в «чайной» (единственном месте в секторе, где есть розетки). Очень многие стараются помыться, чтобы встретить Новый год чистыми.

Уборщики по пять раз в час выносят мусор, поскольку ведра заполняются с неимоверной быстротой. Зеки друг с другом постоянно пьют чай и кофе, что-то громко обсуждают.

Атмосфера в секторе напоминает предпраздничную кухню: все бегают, суетятся, готовят, нервничают — в общем, готовятся к Празднику.

Для празднования Нового года заключенные объединяются в компании. Столы обычно накрывают в «хатках» (кубрики, состоящие из двух нар, прохода между ними и тумбочки, т. е. некое подобие квартиры). К ужину у многих все готово, остальные же в спешке заканчивают приготовления.

Вечерняя проверка, на которой начальник зоны поздравляет и желает всем скорейшего освобождения. Потом нас собирает отрядник, если дежурит, и тоже душевно желает всего хорошего.

Восемь вечера. Телевизор в «ленинке» (комната для проведения культурно-массовых мероприятий) гремит новогодними программами. Темп передвижений ускоряется до предела. Все поздравляют друг друга с наступающим.

Новый год уже вплотную навис над зоной, он сгустился, его можно потрогать.

Милиционеры начинают чаще обходить отряды (это называется новогодним усилением), их тоже поздравляют от всей души, они так же искренне отвечают.

Проводы. Отбой в зоне в новогоднюю ночь — в два часа, поэтому в десять зеки садятся за столы и начинают провожать старый год. Едят, разговаривают, смеются, ждут. Многие идут смотреть новогодние шоу в «ленинку». К двенадцати заваривают чай, кофе — все, что есть, — и ждут обращения президента. Алкоголя в зоне нет.

Двенадцать часов. За забором свободные граждане гремят салютами. Зеки тоже встречают праздник, поздравляют друг друга — даже те, кто мало общается между собой; гуляют, разговаривают. Искренне желают скорейшего освобождения всем, даже тем, кому сидеть еще лет пятнадцать.

На улице периодически заваривают «общий чай» (пятилитровые ведра чифира, сделанного из чая, сданного заключенными на уборке) — его могут пить все желающие.

Такого духа, света и единения, как на Новый год, в зоне не бывает больше никогда!

Правда, несколько лет назад это настроение вдруг стало как-то массово угасать.

И все же я убежден, что, несмотря ни на что, вера в чудо и в будущее, которая под Новый год проявляется особенно сильно, навсегда останется с нами, — как со свободными людьми, так и с зеками.

Потому что без нее — никак, потому что она помогает нам жить и творить, и потому что порой надо просто верить, и тогда все получится!

С Новым годом всех — тех, кто в зоне, и тех, кто на свободе! С Новым годом и Рождеством! И никогда не теряйте веры в лучшее, а главное — в самих себя!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. Все материалы о жизни в тюрьме читайте в сюжете Sputnik «Записки заключенного».

Источник: https://sputnik.by/society/20181227/1026764621/prazdnovanie-novogo-goda-v-turmah.html

Новый год на зоне

Как отмечают праздник в забайкальских колониях

В Забайкальском крае насчитывается 10 колоний, 2 следственных изолятора, кроме этого, в Нерчинске расположена детская воспитательная колония. И в каждом учреждении готовятся к встрече Нового года.

О том, как обычно проходят празднования в данных закрытых заведениях, корреспонденту «Забмедиа» рассказал начальник отдела по воспитательной работе с осужденными УФСИН России по Забайкальскому краю Сергей Однолько.

Спиртное запрещено

— Новый год в учреждениях управления исполнения наказания, естественно, справляется со своими особенностями. В частности, в колониях запрещено использование пиротехнических изделий.

Кроме этого, в целях соблюдения правил пожарной безопасности, мы не разрешаем ставить в жилых помещениях елки, развешивать гирлянды и подобную праздничную атрибутику, ведь электрическую сеть может просто замкнуть, а рисковать жизнями 100 или 130 человек, которые находятся в отрядах, мы не имеем права, — сказал Сергей Николаевич.

Однако, как добавил наш собеседник, осужденные не останутся без главного символа Нового года – елки обычно устанавливают на стадионе или в другом открытом, обозреваемом месте.

Осужденные сами украшают елки и территорию рядом с ними, как говорится, кто во что горазд. Например, делают ледяные фигурки деда мороза, снегурочки, лепят снеговиков и так далее.

— Елка на улице украшается гирляндами, шарами, фигурками. Колониям помощь в этом оказывают различные организации, в том числе и религиозные. Зачастую сами сотрудники учреждений приносят из дома украшения для елки. Всем ведь хочется праздника, — продолжил Сергей Однолько.

Что же касается 31 декабря, то этот день для осужденных не является рабочим. Обычно в последний день года в закрытых учреждениях производится уборка помещений, подготовка к празднованию.

Отмечать Новый год спецконтингент начинает за праздничным ужином, который начинается в тоже время, что и в другие дни. Но отличается от обычного предновогодний ужин наличием фруктов, салатов и других яств, разумеется, в рамках норм питания осужденных.

А вот спиртное, как заверил Сергей Николаевич, заключенные даже в эту волшебную ночь не употребляют.

— Конечно, некоторые осужденные стараются сделать так, чтобы в зоне на праздник появились и алкоголь, и наркотики. Мы же, соответственно, проводим мероприятия, направленные на то, чтобы этого не допустить.

В предпраздничные и праздничные дни в каждом учреждении дежурят сотрудники, кроме того, в каждую колонию, в том числе и в находящиеся в отдаленной местности, на усиление направляются группы из состава сотрудников Управления федеральной службы исполнения наказания. Все процессы в заведениях контролируются, производятся обходы отрядов.

И должен сказать, что на моей памяти эксцессов, связанных с употреблением алкоголя и наркотиков, в колониях края не было, — дополнил начальник отдела по воспитательной работе с осужденными.

Дискотека в колонии-поселении

После ужина осужденные расходятся по своим отрядам, где устраивают праздничные чаепития. В ночь с 31 декабря на 1 января лечь спать им разрешено на несколько часов позже. Если по расписанию отбой обычно в 22-00, то в новогоднюю ночь разрешается до часу, а то и до двух часов ночи смотреть телевизор. Так что поздравление президента они обязательно увидят.

Более того, в колонии №6, расположенной в поселке Тыргетуй Карымского района, в предстоящую праздничную ночь пройдет дискотека.

— В принципе, здесь нет ничего удивительного, ведь это колония-поселение, в которой содержатся и мужчины, и женщины. Правда, отбывают наказание они на разных этажах помещения. Но совместное мероприятие, ту же дискотеку, там провести можно, я считаю, что это нормально, — отметил собеседник агентства.

В колонии №6 дискотека планируется с 24-00 до 02-00. Данное мероприятие, естественное, будет находиться под особым контролем сотрудников учреждения.

10 последующих дней после Нового года для осужденных также являются выходными, работать будут только те, кто занят на объектах жизнеобеспечения.

Распорядок дня с 1 по 10 января мало чем отличается от распорядка обычного выходного дня, за исключением того, что все эти дни в колониях будут проводиться различные культурно-массовые мероприятия.

Каждый день в учреждениях расписан – там намечаются религиозные мероприятия, различные турниры, к примеру, шахматно-нардовый, а также концерты, которые будут проводиться силами самих осужденных. Как, к примеру, в исправительной колонии №5 п. Антипиха, где есть местный ансамбль.

Правда, не везде осужденные смогут послушать выступление колонийских артистов. В некоторых исправительных учреждениях региона просто нет специально оборудованного для этого места.

— В некоторых колониях вместо клуба для проведения культурных мероприятий используется столовая. Что же касается ансамблей, то при всем желании мы пока не можем создать их в каждом учреждении.

Все упирается в материальную базу, мы, как минимум, натыкаемся на проблему отсутствия инструментов.

Кроме того, существует проблема и с кадрами – не везде можно найти музыкантов, — сообщил Сергей Николаевич.

В заключение беседы Сергей Однолько поздравил своих коллег, всех забайкальцев и тех, кто волею судьбы оказался в «местах не столь отдаленных» с наступающим праздником. «Забмедиа» присоединяется к поздравлениям.

Источник: https://zab.ru/articles/2058_novyj_god_na_zone

Праздник особого режима: как отмечают Новый год за решёткой

Вместо мандаринов — булочки, вместо ёлки — стенгазета. Осужденные колонии особого режима ИК-2 готовятся к празднованию Нового года. Администрация обещала в главную ночь изменить привычный распорядок дня, а после 31-го декабря устроить всем выходные. С теми, кто находится по ту сторону решётки, пообщалась наш внештатный корреспондент — Яна Легун.

Полтора часа езды в сторону Карымского района, полчаса по колдобинам и бездорожью. Прибываем на место.

«В колонии посёлка Шара-Горохон сидят отпетые уголовники, у них по несколько сроков, многие осуждены за многочисленные убийства,»  — предупреждают журналистов в администрации колонии.

Телефоны, зарядные устройства, наушники —  сдаём. Проходим тщательный досмотр, одежду сканируют металлоискателем, только после этого попадаем на территорию ИК.

Холодный ветер больно бьёт в лицо. Погода, мягко говоря,  не тёплая, плюс к этому колония стоит на «семи ветрах». Слушаем инструкцию, начинаем движение по территории. Всё это напоминает бесконечный лабиринт дверей. Вход в зарешеченный проход на улице, вход в помещение.  Железная дверь. Звонок. Ещё одна дверь.

Первое место посещения  — котельная. Столбы пыли и мелкие частицы угля висят в воздухе. Через несколько минут ядрёная смесь начинает скрипеть на зубах.

«Заключённые здесь работают за зарплату,» — поясняют наши провожатые. Как выяснилось, любой труд на зоне оплачивается.

  Отбывающие наказание таким образом имеют возможность выплачивать судебные иски пострадавшим от их рук и алименты своим семьям.

«На производстве  у нас заняты 60 человек. В промзону входит котельная. Подсобное хозяйство, где осуждённые трудоустроены. Работа сдельная и повременная.

Повременная оплачивается в размере МРОТ — это 11 тысяч 163 рубля, а сумма сдельной  зависит от того, сколько осуждённый сделает.

Каждый работает по своему — кто-то лучше делает и получает больше денег, кто-то меньше,» — рассказывает  заместитель начальника  по производству ИК-2 УФСИН России по Забайкальскому краю Александр Бушуев.

Александр Бушуев

Большинство из тех, кто сидит за решёткой, стараются работать. Во первых так время идёт быстрее, а сроки у всех немаленькие — некоторым суд вынес пожизненное заключение. Во-вторых, те, кто работает и ведёт себя примерно, получают преимущества, к примеру, условно-досрочное освобождение.

Денис Дурнев в колонию попал в 20 лет, в ИК-2 отбывает наказание уже 13 лет, рассказывает, что осужденные стремятся попасть на работу в столовую, но берут сюда лишь тех, у кого нет проблем со здоровьем.

Денис Дурнев

«Мечтаю освободиться пораньше. Режим не нарушаю, требования выполняю. Домом это, конечно, не назовёшь, но человек привыкает ко всему. Я живу в ограниченной свободе».

В пекарни пекут хлеб для столовой ИК, ароматные буханки,  как тут говорят, высылают и «на волю». Кстати, хлеб действительно вкусный. Ценят его и жители Шара-Горохона и близлежащих населённых пунктов.

Во время летнего наводнения, когда  были перебои с хлебом, пекарня на зоне работала в усиленном режиме и оправляла свою продукцию в Карымский район.

Кроме традиционных буханок, на пасху здесь готовят куличи, а Новый год — булочки.  

Новый год на зоне

К Новому году готовятся не только в пекарне. В столярной мастерской мастерят нарды, шкатулки. В основном вся продукция идёт на продажу, но кое-что заключённые делают и для себя. Здесь работают те, кто обладает художественным навыком. А некоторые даже считают себя людьми творческими.

Осуждённый Александр Пенк рассказывает: «Я разносторонне развитый человек. И по резьбе и по художественной части могу. Стараюсь помогать и передавать свой навык. Занимаемся столярным делом для того, чтобы и срок быстрей шёл и для души».

Александр Пенк

Для души и чтобы создать праздничную обстановку работают местные художники. К Новому году уже готовы десятки новогодних стенгазет. При их создании заключённые используют кричащие, яркие  цвета. Героев на бумаге изображают традиционных  — Деда Мороза, Снегурочку, в этом году нарисовали и розовощёкого поросёнка. Такому персонажу умились даже начальники колонии.

Говорят, Новый год на зоне будет. Тем, кто себя хорошо ведёт, не склонен к побегу или суициду, — а такие в тюрьме Шара-Горохона сидят в отдельных камерах с видеонаблюдением, — сделают в главную ночь года послабление режима. Начальство планирует перенести отбой, 31 декабря он будет примерно в 2 часа ночи, сместится по времени и подъём. Выходные будут и у тех, кто работает.

Но рады этому не все.

Дмитрий Потехин:

Дмитрий Потехин: «От безделья я больше устаю, чем от труда. Я понимаю, что в праздники надо отдыхать, но мне хватает одного дня, чтобы ничего не делать, посмотреть ТВ, чтобы отдохнуть. Но максимум к вечеру мне становится скучно. Я с рождения в своём доме жил — приучен к труду. А лежать на одном боку или сидеть колом для меня это тяжело,» — делится Дмитрий Потехин. 

Тем не менее, в большинстве своём, заключённые Новый год на зоне ждут. Пытаются жить иначе, чем до заключения.

Отпетые мошенники и убийцы, начинают здесь вязать пинетки, рисовать розовых поросят, писать письма в газетные рубрики «Знакомства» и даже женятся.

Кстати, в ИК-2 особого режима чаще всего проходят свадьбы! Местные ловеласы с пожизненным сроком заключения стараются хоть как-то разнообразить свою жизнь. Впрочем, это уже совсем другая история.

Читайте также:  Состав преступления разбоя: что является субъектом, объектом и сторонами, какова конструкция деяния (материальная, формальная или усеченная), а также срок давности?

Р.S. В колонии особого режима журналисты провели в общей сложности четыре часа. Всё это время мы не стояли на месте. Ходили по производствам, пробовали местный хлеб, много общались с заключёнными, снимали их на фото и видеокамеры. Гости здесь редкость.

Поэтому многие из  тех, кто десятки  лет находятся по ту сторону решётки, разглядывали приезжих с интересом. Большинство были приветливы, с удовольствием рассказывали о себе, старались красиво выразиться. Встречались и такие, кто смотрел на нас свысока и  даже с пренебрежением.

В бараке «акул пера» встретили, мягко говоря, неприветливо. В целом же, экскурсия по ИК-2 прошла благополучно. Из зоны мы также долго выходили, как и входили в неё. Снова досмотр, проверка личных вещей. За территорией  колонии первое, что я подумала: как же хорошо быть на «воле».

Морозный ветер резкими порывами, словно крыльями, бил по лицу. Но он уже не казался таким чужим — это был ветер свободы. Ощутить его мечтают все, кто находится по ту сторону решётки… 

Источник: https://holidays.guranka.ru/prazdniki/prazdnik-osobogo-rezhima-kak-otmechayut-novyj-god-za-reshyotkoj

Как зеки празднуют новый год: предновогодняя суета в хате

Приветствую вех подписчиков и гостей канала!

Сегодня расскажу как заключенные готовятся к новому году, и чем полон стол в хатах.

Фото из открытого источника

Новый год в тюрьме любят так-же, как и на воле. И в эту ночь, зеки не ложатся с отбоем спать, а от души празднуют. Но все-же возможность праздновать, сильно зависит от режима. На красной зоне, бывает и стакан компота не выпьешь в новогоднюю ночь.

Но вот на черной, все совсем не так. Еще с ноября месяца, арестанты начинают потихоньку собирать продукты для празднования. Просят чтоб в передачках, прислали что-нибудь повкуснее да побольше. Напитки на столе тоже разнообразные.

Кто-то подгоняет брагу, а у кого-то даже получается намутить несколько флаконов водки. Некоторые пробивают косячек. Алкоголь — самое главное на новогоднем столе. У бедноты, как правило, на столе простая тюремная брага.

Сидельцы поэлитней и авторитетней, обычно закупаются в магазине на воле, естественно через вертухаев.

Цены конечно далеко не магазинные, а перед новым годом могут быть накручены и в 5 раз. Но это не вопрос, для таких людей. А для вертухаев предновогодняя суета, становится действительно прибыльным периодом времени.

Как на воле люди украшают перед новым годом свои дома, так и заключенные украшают свои хаты. Только не дождиками и игрушками, а самодельными бумажными гирляндами и снежинками. А стены украшают нарисованными картинами.

В некоторых колониях, зекам позволяют слепить из снега деда мороза и снегурочку. Если на территории есть хвойное дерево, его тоже обычно наряжают с помощью этих-же самодельных гирлянд.

Любимым блюдом на новогоднем столе, у зеков, является селедка под шубой. Приготовить ее в условиях заключения, совсем не просто. Но арестанты хитры на выдумки, и знают где можно достать необходимые ингредиенты. А также обязательно делают праздничный торт из печенья и сливочного масла.

На черных зонах, праздничный стол зависит от толщины кошелька сидельца.

31 декабря, еще на утренней проверке, среди зеков уже начинают вычислять выпивших. Если сутра уже поддатый, значит к вечеру уже будет в сливу. А еще это повод для шмона. Если арестант сутра выпивший, значит в хате наверняка еще есть алкоголь.

Из официальной программы, бывают выступления самодеятельности. Бывает даже дед мороз. Как свой, так и какой нибудь приглашенный.

Так-же разрешают посмотреть телевизор, с любым фильмом, на выбор.

Иногда даже сами надзиратели, в новогоднюю ночь, гуляют в хатах вместе с зеками. Правда если кто-то заметит это, они сразу будут уволены.

Некоторые зеки сильно перебирают и начинают исполнять и буянить. Сан. часть обычно в новый год быстро заполняется.

А когда-то был такой случай, что перебрав алкоголя, целый отряд пустился в побег. Бежали как в фильмах, через канализационные трубы. Причем не какой-то отряд, а петушиный. Поймали всех быстро, а почему решили бежать, никто так и не смог ответить.

Ставьте лайки, подписывайтесь на канал!

Всегда рад вашим комментариям! Пишите.

Рекомендую прочесть:

Сколько живут и сколько зарабатывают наркозакладчики: типичная история с печальным концомСколько зарабатывают автоугонщики, какие машины и как угоняют: из первых устЧто будет, если Чеченца послать на три буквы в тюрьме: реальная история из жизни Как Саша Север отомстил за Михаила Круга: откровение вора в законе

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d11df09a6aaf500b0d9a6fc/5df7778be3062c00b1aa7886

Новый год общего режима

Новый год — он и в колонии праздник, и несмотря на многочисленные ограничения и запреты, осужденные стараются встретить его обильной трапезой под бой кремлевских курантов. “На год ближе к дому” — самый популярный новогодний тост, за который литрами выпиваются безалкогольные шипучки

Трезвый угар

К Новому году в колонии начинают готовиться заранее, во всяком случае, могу точно сказать, что у женщин это так. Традиционно проводится генеральная уборка, чтобы “все как у людей”: стирают шторы, вычищают до блеска кухню («чайхона» на жаргоне), секции и комнату гигиены.

Заранее забивают холодильники. Заморозке подвергается все, что можно и нельзя — колбасы и рыба, овощи и зелень (аж с лета, своя, с огородов), вольный хлеб и даже консервы. Ближе к празднику начинается борьба за каждый кубический сантиметр пространства. В отряде по восемьдесят, а то и по сто человек, а холодильника от силы три.

Однажды, помню, дверцу пришлось оторвать, а при открытии и закрытии холодильника заново прикладывать и подпирать стулом — иначе запасы просто вываливались наружу.

Поскольку скученность большая, а мест на всех не хватает, заранее “забивают” очередь на ножи и на столы в «чайхоне». Праздники — вообще самое конфликтное время. Обостряется тоска по дому, и любой пустяк может стать поводом для скандала и даже драки.

К 31 декабря накал страстей достигает такого уровня, что бараки становятся похожи на зал ожидания какого-нибудь аэропорта, где в канун Нового года отменили все рейсы из-за непогоды.

Тем не менее, передравшись и переругавшись, а затем подправив макияж и принарядившись, женщины садятся за общий стол и поздравляют друг другом с тем, что срок стал меньше еще на год.

Адская кухня

Могу вам точно сказать, что одноименная передача – это просто детский лепет по сравнению с тем, что происходит на кухнях в женских колониях под Новый год. Представьте себе: «чайхона» метров 15 максимум, три стола, 80 женщин и почти все готовят.

Да, и еще всего два ножа — только отвернешься, как кто-то уже подсуетился и прибрал ножик к рукам — “лучку порезать на 5 минут”. И так целый день. В спину дышат те, кто заняли место за вами.

Тем не менее женщины умудряются приготовить целую кучу еды, которую потом будут доедать еще несколько дней, а потом “сразу на диету”.

  • Вот примерное меню:
  • Салат “Оливье” — с колбасой или копченой курицей.
  • Салат “Мимоза” с рыбными консервами, вместо пюре — разведенный концентрат, но получается неплохо.
  • Винегрет без картошки, морковь и свеклу варят в какой-нибудь посудине на кипятильнике под угрозой получения рапорта.
  • Салат “Крабовый” — все как обычно, только вместо риса — хлопья.

Плов из рисовых хлопьев с копченой курицей или тушенкой. Для самых отчаянных чревоугодниц. Готовится с огромным риском для жизни и не только следующим образом: обжаривают на кипятильнике лук с морковью в кипящем масле. Запах стоит адский. На него, бывает, прибегают инспектора. Главное — вовремя выдернуть кипятильник и спрятать зажарку.

Опять же угроза рапорта, поэтому на такое дело обычно «подряжают» тех, кому УДО не светит — многочисленные таджички или узбечки и те, кому рапорт не так страшен, потому что их и так уже слишком много и шансов на досрочное освобождение нет никаких.

Если все прошло удачно, в зажарку кладут тушенку или мелко порезанную курицу, приправы для плова, засыпают рисовыми хлопьями, заливают кипятком и дают хорошенько настояться. Перед подачей к столу плов разогревается в микроволновке.

Рулеты из армянских лавашей. Рецептов миллион. Основной принцип — пожирнее смазать лавашный лист майонезом или кетчупом. Потом на этот пласт можно класть овощи, мелко порубленные яйца, овощи, колбасы, сыр, копчености, рыбу. Лист заворачивают, дают пропитаться, а затем режут рулеты на кусочки.

Бутерброды или тарталетки с икрой или красной рыбой – это если у кого есть такая возможность, икру с рыбой обычно просят у родственников те, кто побогаче.

Пицца “Кальсоны”. Название возникло случайно, так интерпретировала слово «кальцоне» одна бабушка, ребрендинг был принят на ура.

Готовится просто и быстро: в глубокий прямоугольный контейнер на хорошо смазанные кетчупом и оливковым маслом армянские лаваши кладутся тонко порезанные лук, помидоры, оливки, маслины, копчености, болгарский перец, тертый сыр.

Слой лаваша — слой начинки, пока не кончится или одно, или другое. Желательно дать пропитаться сутки, потом поставить в микроволновку на 15 минут — и блюдо готово.

Торт “Зоновский”. Классический “старинный” вариант готовится из обычного песочного печенья. Нужно несколько пачек.  Предварительно печенье окунают в молоко и покрывают ими большой поднос.

Слой печенья смазывают кремом из взбитого со сгущенкой масла или творога со сметаной, затем кладут кусочки свежих или консервированных фруктов. Потом опять печенье.

Украшают опять же фруктами, тертыми орехами, шоколадом, мармеладом — словом, всем, что родные послали. Десерт должен настояться сутки.

Более современный рецепт — та же начинка укладывается на готовые коржи — бисквитные или слоеные.

Чем страшен Новый год

Помимо уже упомянутых тоски по дому, толчеи, бесконечных потасовок и опасной жарки, очень омрачают праздник бесконечные шмоны. Несколько раз в неделю проводятся “оперативно-разыскные” мероприятия — в основном ищут брагу и так называемые резки — заточенные ложки и крышки от консервных банок (ну, бывает, на всех ножей не хватит).

Инспектора переворачивают все вверх дном, очень много вещей во время шмонов пропадает — в основном воруют друг у друга сами осужденные. Тоже бывает, все-таки не институт благородных девиц.

Но иногда создается впечатление, что сотрудники ИУ хотят просто поглумится над контингентом, устраивая бессмысленные общие построения на плацу под каким-нибудь ничтожным предлогом, пригоняя на зону каких-нибудь лекторов из организаций анонимных алкоголиков и наркоманов или вовсе баптистов.

Посещение обязательно, уклонистов отлавливают и наказывают рапортом.

Кроме того, на праздничные дни приходится бесконечное число так называемых “мероприятий воспитательного характера” — самодеятельные концерты, насильственный просмотр идиотских комедий и отрядные мероприятия, на которых, бывает, взрослых женщин выстраивают вокруг воображаемой елки и заставляют играть в детские игры. Происходящее фиксируется на камеру и отправляется в УФСИН.

Мероприятие провели — отчитались. Все вздохнули с облегчением. В скобках отмечу, что мероприятия, которые на самом деле надо было бы проводить с контингентом — интересные лекции, полезные мастер-классы, что-то такое, что могло бы повысить образовательный уровень, не проводятся вовсе или проводятся крайне редко .

Роковые яйца, или новогодние приключения кулинаров

Помню, в один из праздников произошла забавная история, смешная и грустная одновременно. Дело в том, что наш отряд копил яйца на Новый год. Какой же Новый год без оливье, подумали мы и решили подготовиться.

Дело в том, что вареные яйца кроме как в столовой, взять тогда было негде (позже появился так называемый стол заказов, где можно было купить кое-что из готовой еды). А выносить продукты из столовой нельзя — под угрозой рапорта. Но, естественно, все равно выносят.

Особенно в праздники. В основном — селедку на винегрет, хлеб на бутерброды и яйца.

И вот для общего новогоднего стола решено было всем, кто может, выносить яйца, которые дают два раза в неделю. Проносили контрабанду в сапогах, в лифчиках, а некоторые даже в трусах, потому что на выходе из столовой шмонали — особенно по вторникам и четвергам, когда яйца.

В итоге за месяц собралось их около ста. Прятали мы эту “запрещенку”, как еврейских детей от нацистов во время войны. В кладовке, в баулах, под ворохом одежды, в ведрах с овощами и еще бог знает где. И тут случился шмон.

Нас выгнали на улицу, и все бегали и заглядывали в окна, заклиная судьбу, чтобы яйца остались целы. Не помогло. Все тайники были найдены, и нам оставалось лишь наблюдать, как представители администрации с нескрываемым удовольствием топтали яйца ногами и разносили ошметки по всему бараку.

В итоге мы остались без оливье, а завхоз — без УДО. Ей влепили рапорт, перечеркнув таким образом все шансы на досрочное освобождение.

После этого случая на местном КВНе конферансье выдал такую шутку: “Что такое зона? Это когда человек, обвиняемый в контрабанде крупной партии наркотиков, боится вынести из столовой яйцо”.

Поделиться ссылкой:

Источник: https://vturme.info/novyj-god-obshhego-rezhima/

Ссылка на основную публикацию