Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Отличие разбоя от вымогательства важно знать студентам юридических вузов.

В будущей практике, кем бы они ни работали — адвокатами, прокурорами или следователями, знание этих основ будет просто необходимым. В Уголовном кодексе есть несколько статей с очень схожими преступлениями.

Это разбой, вымогательство, грабеж. Но они похожи только на первый взгляд. На самом деле между ними существенное различие.

Разбой

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Для того чтобы четко определить отличие разбоя от вымогательства, разберемся для начала, что такое разбой.

В юридической практике под разбоем понимают открытое или тайное нападение на потерпевшего (например, когда пострадавший спит или атака происходит из засады). Для того чтобы квалифицировать преступление именно как разбой, необходимо, чтобы оно было применено с совершением насилия, которое бы несло угрозу жизни или здоровью. В этом случае вред должен быть средней тяжести или тяжкий.

При этом по многим признакам разбой схож с кражей. Но при этом разбой рассматривается как одна из самых опасных форм хищения. Ведь преступник одновременно посягает не только на собственность, но и на личность и здоровье потерпевшего.

Виды разбоя

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Юристы определяют несколько видов разбоя. В зависимости от того, каким образом преступление квалифицирует судья, злоумышленнику может грозить тот или иной срок наказания.

Например, одним из отягощающих обстоятельств во время преступления считается наличие предварительного сговора, который был совершен до самого преступления. Важно понять, что подозреваемые действовали не спонтанно и не в состоянии аффекта, а осознанно шли на содеянное, заранее готовясь к преступлению. В этом случае их ждет более суровое наказание.

Еще один из видов разбоя — преступление с применением оружия. Ведь именно оно создает прямую опасность жизни и здоровью человека.

Пожалуй, самым опасным среди перечисленных считается разбой с причинением тяжкого вреда здоровью. При этом для определения вины и наказания преступнику не имеет никакого значения, когда был нанесен этот вред — в момент совершения преступления либо после него.

Отличие разбоя от вымогательства

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Принципиальное различие между двумя этими преступлениями состоит в том, что под вымогательством понимается посягательство не только на чужое имущество потерпевшего, но и на его права. Это могут быть имущественные, жилищные или наследственные права.

Этот момент обязательно должен присутствовать для того, чтобы квалифицировать преступление именно как вымогательство. Отличие от грабежа и разбоя заключается в еще одном важном факторе.

Именно это посягательство на права и приводит в конечном счете к незаконному обладанию чужим имуществом.

Как правило, вымогательство сопровождается реальными угрозами применения физического насилия к потерпевшему. Угроза в данном случае является средством для достижения цели преступником.

Отличие разбоя от вымогательства и состоит в том, что насилие является не средством завладения имуществом, а подкреплением того, что угрозы реальны.

Если в случае с разбоем насильственные действия и завладение имуществом происходят одновременно, то при вымогательстве умысел направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В то время как насилие может совершаться здесь и сейчас. В этом и состоит отличие насильственного вымогательства от разбоя.

Грабеж

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Еще одно схожее преступление против личности и имущества гражданина — грабеж. Часто в момент обращения в правоохранительные органы преступление квалифицируют неверно, принимая грабеж за разбой. Из-за этого может возникнуть путаница и даже неразбериха при последующем рассмотрении дела в суде.

Грабежу отведена отдельная статья в российском Уголовном кодексе. Ее номер 161. Под грабежом понимают хищение, которое было совершено открыто, причем чаще всего без применения насилия.

Отличие разбоя от грабежа, вымогательства и бандитизма рассмотрим подробно в этой статье. Например, грабеж и вымогательство объединяет то, что и одно, и другое преступление направлено на завладение собственностью и имуществом потерпевшего.

Принципиальное отличие заключается в решающем действии в совершении противоправного деяния. Если в случае с вымогательством это требование, то при грабеже — просто открытое хищение.

Таким образом, можно убедиться, что объективная сторона этих преступлений различна.

Бандитизм

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Также следует различать такое понятие, как бандитизм. В Уголовном кодексе это статья №209.

Бандитизм является многообъектным преступлением. В этом его главная особенность. В данном случае угроза лишиться имущества и получить вред здоровью относится не к конкретному человеку, а к большому количеству граждан и даже целым организациям.

Бандитизм может стать причиной нарушения нормальной работы предприятий и заводов. Даже вызывать тревогу среди общества.

Существенной стороной преступления, которое можно трактовать как бандитизм, является создание вооруженной группы злоумышленников, которую и называют бандой.

Как правило, такие банды имеют строгую иерархию, руководство в лице главаря. Сами нападения банды при этом могут содержать другие преступления — например, разбой, грабеж или вымогательство. Но если суд установит, что преступники действовали в составе банды, то их будут судить и по этой статье.

Самоуправство

Отличие разбоя от бандитизма: определение понятий, основная разница в составах и наказаниях, ошибки при разграничении

Еще одним схожим преступлением является самоуправство. Это статья №330 Уголовного кодекса. Отличие вымогательства от грабежа, разбоя и самоуправства в данном случае состоит в том, что последнее — это вопиющее и самовольное совершение определенных действий, которые являются недопустимыми в соответствии с определенными нормативно-правовыми актами. Причем преступник, в данном случае субъект, был в курсе того, что совершает противоправные деяния.

Таким образом, можно сделать вывод, что объективная сторона преступления существенно отличается от, например, вымогательства. Если вымогательство включает в себя противоправные действия, направленные на получение злоумышленником конкретных благ, то самоуправство может не иметь никакой конечной цели.

Насильственный грабеж

Отдельно нужно разобрать отличия вымогательства от насильственного грабежа и разбоя.

Конечная цель вымогательства — это получение имущественных прав потерпевшего злоумышленниками. При разбое же имущество непосредственно изымается во время совершения преступления. Это более быстротечное противоправное действие.

Если разбой совершается здесь и сейчас, то вымогательство может быть преступлением, значительно растянутым во времени. Причем сопровождаться не только угрозами физической расправы, но и психологическим давлением на потерпевшего ради достижения поставленной цели.

Источник: https://BusinessMan.ru/otlichie-razboya-ot-vyimogatelstva-grabeja-i-banditizma.html

Бандитизм и его отличие от разбоя

     2.3 Отличия бандитизма 
от разбоя

     Вопрос 
о разграничении разбоя и бандитизма возникает в тех случаях, когда 
разбой совершается двумя и более лицами с применением оружия (хотя разбой может совершаться и одним лицом, а бандитизм – это всегда объединение двух и более лиц).

Важнейшим условием разграничения понятия разбоя и бандитизма состоит в уяснении признаков характеризующих банду, которыми, прежде всего, являются устойчивость и организованность.

Предварительный сговор лиц, совершивших разбой, осуществляется, как правило, незадолго до совершения преступления, в силу чего эту группу нельзя признавать сплоченной, устойчивой и высокоорганизованной.

     Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст.

162), заключается в следующем: банда — это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение; бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие; при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели; состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой,  довольно старая проблема в теории уголовного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разрешения, так как конкуренция норм в Кодексе со-хранилась: в ст. 162 УК предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. «г» ч. 2), и разбой, совершенный организованной группой (п. «а» ч. 3). При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникает конкуренция норм, дающих основание квалифицировать совершенное преступление как разбой, совершенный вооруженной организованной группой, или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу.   

     По действующему УК названные преступления все же возможно различить по ряду признаков: бандитизм — это всегда применение оружия, а разбой может быть совершен и без оружия; разбой может быть совершен одним лицом, а бандитизм — только вооруженной группой; при разбое, в отличие от бандитизма может применяться не только оружие, но и другие предметы, используемые в качестве такового; специальным признаком банды является создание вооруженной группы для совершения нападений; и в отличие от группы разбойников банда — это устойчивая группа.

     Обозначив вначале одну проблему, в ходе аргументации он произвел подмену тезиса: первоначально проблема была обозначена как необходимость отличать бандитизм от вооруженного группового разбоя, а доказывание идет другого тезиса — отличие бандитизма от разбоя вообще. Поскольку в п. «а» ч. 3 ст.

162 УК законодатель указал такой квалифицирующий признак, как совершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться к содержанию ч. 3 ст. 35 УК РФ, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа.

В уголовном законе указывается достаточно четко и определенно, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Следовательно, разбойная группа, как и банда, может обладать признаком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной. Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от организованной группы, совершающей разбой.

     Так можно ли в принципе отграничить бандитизм от вооруженного разбоя, совершенного организованной группой? Чтобы разрешить этот вопрос, следует проанализировать сходство и различия указанных составов. Вначале о сходстве. Первое из них основано на значительном совпадении объективной стороны обоих преступлений.

Как разбой, так и бандитизм — это нападение на граждан или организации, связанное с применением насилия или угрозой его применения. Второе сходство заключается в том, что группа разбойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК) представляет собой организованную группу.

Банда и вооруженная организованная группа, совершающая разбой, как организованные группы обладают устойчивостью личного состава и заранее объединились для совершения преступлений. Третье сходство банды и организованной вооруженной группы, совершающей разбой, связано с их вооруженностью. Пункт «г» ч. 2 ст.

162 УК указывает такой квалифицирующий признак разбоя, как совершение его с применением оружия, а ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу.

     Теперь 
рассмотрим различия банды и вооруженной организованной группы, совершающих разбой. Одна из таких попыток сделана в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г.

, в котором указывается, что от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и преступными целями — совершение нападений на граждан и организации. Это разъяснение мало, чем помогает отличить банду от вооруженной организованной разбойной группы.

Ранее уже показано, что такие признаки, как вооруженность и цели создания — совершение нападений на граждан и организации, в этом случае как у банды, так и у вооруженной организованной группы, совершающей раз-бой, практически совпадают.

Анализируя сложившуюся ситуацию, следует прийти к выводу, что разграничить банду и вооруженную организованную группу, совершающие разбойные нападения, совершенно невозможно. Да в этом и нет необходимости. Просто следует признать, что разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, — это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК.

Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих признаков, как применение оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК) и совершение организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 162 УК), то его следует квалифицировать как бандитизм. Предлагаемый подход позволит прекратить длительные дискуссии по этому вопросу и облегчит квалификацию указанных преступлений в следственной и судебной практике.

Читайте также:  Проверка авто по птс: как пробить идентификационный номер машины (vin) по базе гибдд онлайн и что можно узнать бесплатно на другом сайте?

     Конечно, такие квалифицирующие признаки, как применение оружия и совершение разбоя организованной группой, в ст.

162 УК должны быть сохранены, так как 
всегда может возникнуть необходимость 
в квалификации разбоя только по одному из них.

При наличии же двух указанных квалифицирующих признаков разбойное нападение должно квалифицироваться по ст. 209 УК. Изменить существующую практику может соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ.

     Действительно, при совершении разбоя организованной группой с применением оружия (п. «г» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК) необходимо про-вести разграничение с бандитизмом (ст. 209 УК). Практика это с успехом делает, не допуская серьезных ошибок.

Какие критерии берутся за основу? Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма не-обходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п.

5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»11. В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По п. «г» ч. 2 ст. 162 УК разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения.

Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

     Уголовный закон — сложный организм. При толковании применяемых норм следует учитывать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе. Это становится отчетливо понятно, когда В.

Быков вырывает из контекста отдельные понятия и толкует их произвольно, без учета буквы закона. Отсюда и субъективные выводы, способные при их внедрении серьезно дестабилизировать практику, привести к объективному вменению и необоснованному усилению уголовной ответственности.

Некорректно подменять признак устойчивости другим криминологическим показателем, отсутствующим в УК, — устойчивостью личного состава.

     Вызывает 
удивление и то, что бесспорный вопрос с устоявшейся судебной практикой разрешения уголовных дел вновь ставится на обсуждение с сомнительными по качеству предложениями. Последствия же таких рекомендаций часто бывают весьма негативными. Например, после нескольких публикаций В.

Быкова, предложившего оценивать организованную группу через криминологические признаки, ныне некоторые суды уже необоснованно прекращают дела по признакам ст.

210 УК, ссылаясь на то, что по делу не установлены такие не предусмотренные УК показатели, как разработка планов и условий для совершения тяжких преступлений, иерархическое организационное построение, внутригрупповые нормы, отработка системы конспирации и т.п.

Очевидно, что любая рекомендация ученого, прежде чем она доводится до специалистов- практиков, должна тщательно просчитываться на теоретическую обоснованность и возможность негативных последствий для практики». 

     Различные у разбоя и бандитизма как объекты 
преступления: непосредственный объект разбоя – отношения собственности; непосредственный объект бандитизма – отношения общественной безопасности; так и объективные стороны: разбой состоит в применении насилия либо угрозе насилия, опасного для жизни или здоровья, с целью непосредственного завладения имуществом; бандитизм – в создании банды, либо в руководстве бандой, либо в участии в банде или в нападениях, совершаемых бандой12.

     Разбой 
– это умышленное преступление, совершаемое с корыстной целью, а при бандитизме цель – это 
нападения на предприятия, учреждения, организации либо граждан.

     Если 
за бандитизм уголовная ответственность 
наступает по общему правилу, т.е. с 16 лет, то за совершение разбоя возраст 
уголовной ответственности снижен до 14 лет.

     Завершая 
курсовое исследование, делаем выводы: бандитизм — одно из наиболее опасных преступлений, ответственность за которое известна российскому уголовному законодательству с 1922 г.; под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения; банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды; субъективная сторона бандитизма характеризуется прямым умыслом.

Объективная сторона преступления выражается в создании устойчивой вооруженной группы (банды), руководстве такой группой, участии в банде, а также в участии в совершаемых бандой нападениях; руководство бандой заключается в вербовке членов, разработке планов нападений и распределении ролей между членами банды, даче указаний и распоряжений членам банды, в определении ее преступной деятельности, выборе конкретных объектов и способов, совершаемых бандой нападений, «воспитательной» работе с личным составом, наказании провинившихся членов банды, принятии решений о физической ликвидации потерпевших и свидетелей, укрывательстве и сбыте похищенного имущества; создание вооруженной банды является оконченным составом преступления, так как именно с этого момента у банды имеется готовность применить насилие для достижения поставленных целей; участие в банде признается оконченным, когда лицо узнавшее о преступных намерениях банды, дало согласие на вступление в нее и выполнение отдельных поручений, подкрепив это конкретной практической деятельностью, а не только выразив словесное заявление; нападением следует считать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Подстрекательство к бандитизму может выразиться в склонении членов банды к нападению на конкретное учреждение или определенных лиц; действия лиц, не состоявших членами банды и не принимавших участия в совершаемых нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности, следует квалифицировать как пособничество.

     Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, заключается в следующем: банда — это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение; бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие; при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели; состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

     Таким образом, бандитизм – это опасное 
социальное явление, имеющее свои отличительные 
признаки, субъективную и объективную 
стороны, состав преступления.

           Учитывая особую опасность такой формы нападения на граждан, как разбой, в наше время особую актуальность приобретает дальнейшее совершенствование деятельности органов внутренних дел, последовательное повышение профессионального мастерства сотрудников следственных и оперативно-розыскных аппаратов по раскрытию и расследованию разбойных нападений — в том числе в лифтах, в жилых помещениях, в подъездах, в транспорте и т.п. Особенно опасными эти преступления становятся в тех случаях, когда к их совершению причастны лица, предварительно объединившиеся в преступную группу. Тем не менее, как свидетельствуют специалисты, проблема борьбы с этими преступлениями достаточно специфична и многие ее аспекты пока не нашли должного освещения в криминалистической литературе. Разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Как видно, разбой — преступление двухобъектное: одновременно посягает на отношения собственности и на здоровье человека. Каждый из названных объектов относится к категории основных.    Заканчивая исследование этой курсовой работы, можно подвести итоги и сказать, что с поставленными задачами мы справились, а именно:  1.Проанализировали объективные и субъективные признаки бандитизма;        2.Охарактеризовали объективные и субъективные признаки разбоя;           3.Сравнили два вида преступления: бандитизм и разбой;             4.Выводы по теме «Бандитизм и его отличие от разбоя» сделали .

Источник: https://www.stud24.ru/criminal-law/banditizm-i-ego-otlichie-ot/34330-108593-page2.html

Бандитизм. Отличие бандитизма от разбоя

  • Бандитизм — создание устойчивой вооружен ной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой), участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или совершаемых ею нападениях.
  • Банда — организованная, сплоченная, устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения на падений на граждан или организации.
  • Организация вооруженной банды — любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападения на граждан и организации.

Руководство бандой — вербовка членов, разработка планов нападений и распределение ролей между членами банды, дача указаний, распоряжений членам банды и т.д.

Участие — непосредственное участие хотя бы в одном нападении. Нападением являются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим.

  1. Признаки бандитизма:
  2. 1) устойчивость;
  3. 2) вооруженность.
  4. Субъект — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона — прямой умысел. Состав бандитизма формальный, преступление считается оконченным с момента создания банды. Повышенную ответственность за создание банды или участие в ней несут лица, использующие для этих целей свое служебное положение.

Организация преступного сообщества.

Преступное сообщество — наиболее опасная из всех разновидностей соучастия с предварительным сговором.

Создание преступного сообщества предполагает вербовку его членов, определение преступных целей, руководство преступным сообществом заключается в разработке планов преступной деятельности, распределении обязанностей между членами сообщества, определении объектов преступных посягательств, даче указаний и заданий рядовым членам сообщества.

  • Признаки преступной организации:
  • 1)устойчивость;
  • 2)сплоченность ее членов;
  • 3)объединение на основе общих преступных замыслов;
  • 4)иерархическая структура (между членами происходит распределение ролей, связанное с использованием определенных знаний, направленных на достижение преступных намерений).
  1. Цель создания— совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
  2. Субъект— вменяемое физическое лицо, достигшее
  3. возраста 16 лет, а также лицо, занимающее должностное положение.

Субъективная сторона — вина в виде прямого умысла. Мотивы могут быть различными, чаще всего — стремление к наживе. Уголовная ответственность наступает за сам факт организации преступного сообщества.

Состав преступления — формально-усеченный.

Отличие бандитизма от разбоя , совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст.

162), заключается в следующем: банда — это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение; бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие; при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т.е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели; состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Злоупотребление должностными полномочиями: объективные и субъективные признаки. Отличие данного преступления от хищения в форме присвоения или растраты с использованием лицом своего служебного положения.

  • Объективная сторона данного преступления заключается в использовании должностным лицом своих служебных полномочий, причем в ущерб интересам службы, если это приводит к существенному нарушению указанных в статье личных, имущественных и государственных интересов.
  • Здесь должно присутствовать три обязательных признака:
  • — использование должностных полномочий вопреки интересам службы;
  • — наступление общественно опасного последствия в виде существенного нарушения указанных в законе правоохраняемых интересов;
  • — причинная связь между использованием служебного положения и наступления одного или нескольких последствий.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной. В качестве обязательных субъективных признаков рассматриваемого преступления закон указывает корыстную или иную личную заинтересованность.

Отсутствие хотя бы одного из этих признаков исключает ответственность. При решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях (бездействии) должностного лица состава данного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях, инструкциях.

  1. Формы и способы злоупотреблений должностными полномочиями могут быть самыми разнообразными:
  2. —издание противоречащих закону либо иному нормативному правовому акту приказов и распоряжений, повлекших указанные в комментируемой статье последствия; неосновательное расходование денежных и других ресурсов без признаков хищения;
  3. —сокрытие совершенных в государственном органе, органе местного самоуправления либо в государственном или муниципальном учреждении хищений, недостач, злоупотреблений по службе.
Читайте также:  Электронный полис осаго: что показывать гибдд, как пользоваться документом и предъявлять его инспектору для проверки, а также нужно ли распечатывать на принтере?

Одной из форм злоупотребления должностными полномочиями может явиться попустительство совершению преступлений иными лицами.

Ответственность за злоупотребление должностными полномочиями может наступить лишь при наличии у должностного лица корыстной или иной личной заинтересованности.

Злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены им с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Квалифицированный вид злоупотребления должностными полномочиями образует то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой местного самоуправления.

Особо квалифицированный вид злоупотребления служебными полномочиями будет налицо, если деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, повлекли тяжкие последствия проведения отличий между злоупотреблением должностными полномочиями и использованием виновным при совершении преступления своего служебного положения. В некоторых случаях служебное положение может облегчить совершение другого преступления, но это не является основанием вменения ст. 285 УК, в которой речь идет о злоупотреблении именно должностными полномочиями.

Отличия.

Хищения в форме присвоения или растраты , совершенные с использованием своего служебного положения , нужно отличать от злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК) и от злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК).

Злоупотребления могут быть совершены и без корыстного мотива в отличие от хищения , корыстный мотив для которого является обязательным субъективным признаком. При совпадении мотивационной направленности разграничение проводится по объективному признаку.

При присвоении и растрате имущественный ущерб причиняется собственнику (иному законному владельцу) путем обращения имущества в свою пользу или пользу третьих лиц .

При злоупотреблениях , помимо «временного позаимствования», ущерб может быть выражен в упущенной выгоде.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Источник: https://megaobuchalka.ru/10/13929.html

Глава 2 Отличие бандитизма от вооруженного разбоя

«Бандитизм
— преступление сложное.

Этим понятием
охватываются корыстные и некорыстные
посягательства на многие непосредственные
акты, поэтому, если посягательство было
сопряжено с убийством при нанесении
телесных повреждений, изнасилованием,
хищением государственной или личной
собственности граждан, с истреблением
либо повреждение имущества, то все
содеянное охватывается диспозицией
ст. 77 УК РФ (бандитизм) и дополнительной
квалификации по совокупности не требует.

Вопрос
об объеме преступных деяний, охватываемых
составом бандитизма, требует дополнительных
разъяснений Пленума Верховного Суда РФ с учетом положений нового УК.

Во
всяком случае, очевидно, что умышленное
убийство, совершенное во время бандитского
нападения, должно по совокупности с
бандитизмом квалифицироваться по ч. 2
ст.

105 УК РФ, так как за убийство
предусмотрено более строгое наказание,
включая смертную казнь, чем за бандитизм.

Отличие
бандитизма от разбоя, совершенного
группой лиц по пред­варительному
сговору с применением оружия или
предметов, используемых в ка­честве
оружия (ч. 2 ст. 162), заключается в следующем:

  • банда — это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреж­дение;
  • бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необ­ходимо применение оружия, а не только его наличие;
  • при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, соб­ственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо на­личие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально пред­назначенных для поражения живой цели;
  • состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разграничение
бандитизма и вооруженного разбоя,
совершенного организованной груп­пой, довольно старая проблема в теории
уго­ловного права. С принятием нового
УК РФ она также не получала ясного и
убедительного разре­шения, так как
конкуренция норм в Кодексе со­хранилась:
в ст.

162 УК предусматривается два таких
квалифицирующих признака, как разбой,
совершенный с применением оружия (п.
«г» ч. 2), и разбой, совершенный
организованной группой (п. «а» ч.
3).

При совпадении указанных квалифи­цирующих
признаков при совершении разбоя неизбежно
в следственной и судебной практике
возникает конкуренция норм, дающих
основание квалифициро­вать совершенное
преступление как разбой, со­вершенный
вооруженной организованной груп­пой,
или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст.

209
УК определяет банду как устойчивую
вооруженную группу. Не разрешает эту
проблему и постанов­ление Пленума
Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О
практике применения судами законо­дательства
об ответственности за бандитизм».

В
настоящее время и среди ученых нет
единст­ва во взглядах на этот вопрос.
В учебнике уголов­ного права, изданном
Саратовским юридическим институтом
МВД России совместно с Саратовской
государственной академией права в 1999
году, ав­торы разных глав решают его
неодинаково.1

Так,
автор главы о преступлениях против
соб­ственности Г. Верина считает, что
грань между разбоем и бандитизмом
практически стирается, если разбой
совершает организованная группа (особо
квалифицирующий признак), оснащенная
оружием. Таким образом, автор признает,
что разграничить бандитизм и разбой в
этих случаях практически невозможно.

В
главе этого же учебника о преступлениях
против общественной безопасности и
общест­венного порядка, написанной
А. Красиковым, делается попытка
разграничить рассматриваемые составы.

Автор считает, что по действующему УК
названные преступления все же возможно
разли­чить по ряду признаков: бандитизм
— это всегда применение оружия, а разбой
может быть совер­шен и без оружия;
разбой может быть совершен одним лицом,
а бандитизм — только вооружен­ной
группой; при разбое, в отличие от
бандитизма может применяться не только
оружие, но и дру­гие предметы,
используемые в качестве такового;
специальным признаком банды является
создание вооруженной группы для
совершения нападений; и в отличие от
группы разбойников банда — это устойчивая
группа.

Думается,
что предпринятая А. Красиковым попытка
разграничить бандитизм и разбой,
со­вершенный организованной вооруженной
груп­пой, представляется не вполне
удачной.

Дело в том, что, обозначив
вначале одну проблему, в ходе аргументации
он произвел подмену тезиса: пер­воначально
проблема была обозначена как необ­ходимость
отличать бандитизм от вооруженного
группового разбоя, а доказывание идет
другого тезиса — отличие бандитизма от
разбоя вообще.

Кроме того, в рассуждениях
содержится принци­пиальная ошибка,
заключающаяся в том, что А. Красиков
считает, что в отличие от группы
раз­бойников банда — это устойчивая
группа, а группа разбойников, продолжая
мысль автора, устойчи­вой быть не
может.1

Интересна
в этом вопросе позиция В. Быкова. Поскольку
в п. «а» ч. 3 ст. 162 УК законодатель
указал такой квалифицирующий признак,
как со­вершение разбоя организованной
группой, то при его анализе следует
обратиться к содержанию ч. 3 ст.

35 УК РФ,
которая как раз и определяет, что такое
организованная преступная группа.

В
уго­ловном законе указывается
достаточно четко и определенно, что
преступление признается со­вершенным
организованной группой, если оно
совершено устойчивой группой лиц,
заранее объ­единившихся для совершения
одного или не­скольких преступлений.

Следовательно, разбой­ная группа, как
и банда, может обладать призна­ком
устойчивости, и в этом случае она
признается уголовным законом
организованной. Банда же является
разновидностью организованной группы
и в этом смысле ничем не отличается от
органи­зованной группы, совершающей
разбой.

Так
можно ли в принципе отграничить банди­тизм
от вооруженного разбоя, совершенного
ор­ганизованной группой? Чтобы
разрешить этот вопрос, следует
проанализировать сходство и различия
указанных составов. Вначале о сходстве.

Первое из них основано на значительном
совпа­дении объективной стороны обоих
преступлений. Как разбой, так и бандитизм
— это нападение на граждан или организации,
связанное с примене­нием насилия или
угрозой его применения.

Вто­рое
сходство заключается в том, что группа
раз­бойников и банда с точки зрения
действующего уголовного закона (ч. 3 ст.
35 УК) представляет собой организованную
группу.

Банда и воору­женная
организованная группа, совершающая
разбой, как организованные группы
обладают ус­тойчивостью личного
состава и заранее объедини­лись для
совершения преступлений. Третье сход­ство
банды и организованной вооруженной
груп­пы, совершающей разбой, связано
с их воору­женностью. Пункт «г»
ч.

2 ст. 162 УК указывает такой квалифицирующий
признак разбоя, как совершение его с
применением оружия, а ч. 1 ст. 209 УК
определяет банду как устойчивую
во­оруженную группу. В указанных
случаях законо­датель понимает под
оружием одно и то же — в том значении,
как об этом говорится в Законе РФ «Об
оружии».

Теперь
рассмотрим различия банды и воору­женной
организованной группы, совершающих
разбой. Одна из таких попыток сделана
в п. 3 по­становления Пленума Верховного
Суда РФ от 17 января 1997 г., в котором
указывается, что от иных организованных
групп банда отличается своей вооруженностью
и преступными целями — соверше­ние
нападений на граждан и организации.

Это
разъяснение мало, чем помогает отличить
банду от вооруженной организованной
разбойной группы. Ранее уже показано,
что такие признаки, как вооруженность
и цели создания — совершение нападений
на граждан и организа­ции, в этом
случае как у банды, так и у вооружен­ной
организованной группы, совершающей
раз­бой, практически совпадают.

Анализируя сложившуюся ситуацию,
следует прийти к выводу, что разграничить
банду и во­оруженную организованную
группу, совершаю­щие разбойные
нападения, совершенно невоз­можно.
Да в этом и нет необходи­мости. Просто
следует признать, что разбой, со­вершенный
организованной и вооруженной группой,
— это и есть бандитизм, что полностью
соответствует ст. 209 УК.

Если разбой
совершен при наличии таких квалифицирующих
призна­ков, как применение оружия (п.
«г» ч. 2 ст. 162 УК) и совершение
организованной группой (п. «а» ч. 3
ст. 162 УК), то его следует квалифицировать
как бандитизм.

Предлагаемый подход
позволит прекратить длительные дискуссии
по этому во­просу и облегчит квалификацию
указанных пре­ступлений в следственной
и судебной практике.

Конечно,
такие квалифицирующие признаки, как
применение оружия и совершение разбоя
организованной группой, в ст.

162 УК должны
быть сохранены, так как всегда может
возникнуть необходимость в квалификации
разбоя только по одному из них.

При
наличии же двух указанных квалифицирующих
признаков разбойное нападе­ние должно
квалифицироваться по ст. 209 УК. Изменить
существующую практику может соот­ветствующее
разъяснение Пленума Верховного Суда
РФ.

В
полемику с профессором Быковым вступает
профессор Галиакбаров. Он пишет буквально
следующее: «…материал В.

Быкова «Как
разграничить бандитизм и разбой»,
где предлагается разбой, совершенный
организованной и вооруженной группой,
квалифицировать как бандитизм по ст.
209 УК.

Под эту идею подведено теоретическое
обоснование, которое из-за некорректной
поста­новки вопроса и столь же
неубедительной аргу­ментации способно
лишь поломать сложившуюся судебную
практику.

Действительно,
при совершении разбоя орга­низованной
группой с применением оружия (п. «г»
ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК) необходимо
про­вести разграничение с бандитизмом
(ст. 209 УК). Практика это с успехом делает,
не допуская се­рьезных ошибок.

Какие
критерии берутся за ос­нову? Во-первых,
в разбое, совершенном орга­низованной
группой лиц, устанавливается нали­чие
оружия или предметов, используемых в
каче­стве оружия. В банде же должно
быть только ору­жие. Во-вторых, в разбое
оружие должно ис­пользоваться по
назначению. Для бандитизма не­обходимо
лишь наличие оружия. На данный при­знак
обращено внимание в п.

5 постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 17 января
1997 г. «О практике применения судами
законодательст­ва об ответственности
за бандитизм». В-третьих, имеется
отличие по моменту окончания посяга­тельств.
По п. «г» ч. 2 ст. 162 УК разбойное
напа­дение квалифицируется в тех
случаях, когда ору­жие применено в
ходе нападения.

Нападение во­оруженной
банды считается состоявшимся и тогда,
когда имевшееся у членов банды оружие
не применялось (п. 6 упомянутого
постановления). Более того, уже само
создание банды образует оконченный
состав преступления.1

Давая
весьма спорную рекомендацию практике
и критикуя решения Верховного Суда РФ,
В. Быков не учел, что по закону разбой и
банди­тизм — разные составы с четко
различающимися юридическими признаками.
Подменять один со­став другим, не
меняя уголовного законодатель­ства,
недопустимо.

Вооруженный разбой
органи­зованной группой — это нападение
с применени­ем оружия или предметов,
используемых в каче­стве оружия. В
бандитизме признаки состава иные:
создание устойчивой вооруженной группы
в целях нападения на граждан или
организации, а также руководство ею или
участие в такой груп­пе.

Читайте также:  Штраф за несвоевременную регистрацию автомобиля: что будет за просроченную постановку машины на учет, какое наказание ждет за опоздание переоформления на 10 дней?

В вооруженном
разбое, совершенном органи­зованной
группой, всегда устанавливается
ко­рыстная направленность — цель
хищения чужого имущества. В составе
бандитизма цели деятель­ности шире:
нападение на граждан или организации.

Само такое нападение более опасно, так
как представляет угрозу не только для
собственности граждан, но и для их личной
безопасности, нор­мального
функционирования государства,
ком­мерческих или иных организаций
(п. 5 упомяну­того постановления).

При
разбое, совершенном организованной
группой, есть группа, но всегда нет банды
как более опасного формирования.
Вооруженная ор­ганизованная группа,
совершившая разбой, и банда — вовсе не
совпадающие понятия. Полагая, что это
одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3
ст. 35 УК, упуская при этом содержание ч.

4 дан­ной статьи, четко формулирующей
признаки преступного сообщества. Банда
относится не к организованной преступной
группе, а именно к разновидности
преступного сообщества. Вопреки
утверждению В. Быкова конкуренции норм
между вооруженным разбоем, совершенным
ор­ганизованной группой, и бандитизмом
нет. Нали­цо разные составы.

Приведу
несколько аргумен­тов в защиту такого
решения и сложившейся су­дебной
практики. Во-первых, оценивая ст.ст. 162
и 209 УК, нельзя упускать из поля зрения
содер­жание объектов посягательств.
Разместив ст. 162 УК в главе «Преступления
против собственности», законодатель
четко ограничил рамки применения нормы.

Статья 209 УК размещена в главе «Пре­ступления
против общественной безопасности».
Объект бандитизма иной — общественная
без­опасность. Во-вторых, то, что банда
— разновид­ность сообщества, доказывается
и размещением состава рядом со ст. 210 УК
РФ. Последняя является общим составом
для состава бандитизма. В-тре­тьих,
ч. 5 ст.

35 УК четко оговаривает, что лицо,
создавшее организованную группу или
сообще­ство либо руководив­шее ими,
подлежит уголовной ответственности за
их организацию и руководство ими в
случаях, предусмотренных соответствующими
статьями Особенной части УК.

Закон
связывает наличие преступного сообщества
именно со статьями Особенной части УК,
а не только со ст. 210 УК, тем самым позволяя
уточнить, что банда есть раз­новидность
преступного сообщества, а не просто
организованная группа.1

Уголовный
закон — сложный организм. При толковании
применяемых норм следует учиты­вать
не только содержание конкретных статей
Особенной части, но и нормы общего
характера, структуру Кодекса, место
норм в его системе. Это становится
отчетливо понятно, когда В.

Быков вырывает
из контекста отдельные понятия и тол­кует
их произвольно, без учета буквы закона.
От­сюда и субъективные выводы, способные
при их внедрении серьезно дестабилизировать
практику, привести к объективному
вменению и необоснованному усилению
уголовной ответственности.

Некорректно
подменять признак устойчивости другим
криминологическим показателем,
отсут­ствующим в УК, — устойчивостью
личного со­става. Некорректна и критика
п.

3 названного по­становления Пленума
Верховного Суда РФ, кото­рый, давая
данное разъяснение, строго исходил из
содержания действующего уголовного
закона.

Вызывает
удивление и то, что бесспорный во­прос
с устоявшейся судебной практикой
разре­шения уголовных дел вновь
ставится на обсужде­ние с сомнительными
по качеству предложения­ми. Последствия
же таких рекомендаций часто бывают
весьма негативными. Например, после
нескольких публикаций В.

Быкова,
предложившего оценивать организованную
группу через криминологические признаки,
ныне некоторые суды уже необоснованно
прекращают дела по признакам ст.

210 УК,
ссылаясь на то, что по делу не установлены
такие не предусмотренные УК показатели,
как разработка планов и условий для
совершения тяжких преступлений,
иерархичес­кое организационное
построение, внутригрупповые нормы,
отработка системы конспирации и т.п.

Очевидно, что любая рекомендация ученого,
прежде чем она доводится до специалистов-
практиков, должна тщательно просчитываться
на теоретическую обоснованность и
возможность негативных последствий
для практики».

Источник: https://studfile.net/preview/6705395/page:3/

Разграничение разбоя и бандитизма



В статье авторы кратко освещают историю развития норм об уголовной ответственности за разбой. В данной статье представлены отдельные аспекты отграничения бандитизма от разбоя. Приводятся мнения ученых по данному вопросу. Авторы приходят к выводу о важности разграничения составов указанных преступлений в правоприменительной практике.

Ключевые слова: разбой, банда, оружие, отграничение разбоя от бандитизма.

In the article, the authors briefly cover the history of the development of norms on criminal responsibility for robbery. This article presents some aspects of the delimitation of banditry from robbery. The opinions of scientists on this issue. The authors come to the conclusion that it is important to distinguish between the composition of these crimes in the law enforcement park.

Keywords: robbery, gang, weapon, delimitation of robbery from banditry.

Актуальность темы статьи обусловлена тем, что среди преступлений против собственности разбой представляет собой наиболее общественно опасное. Поэтому правильная квалификация деяния по статье 162 Уголовного кодекса Российской Федерации имеет важное значение.

О разбое впервые упоминается в Псковской судной грамоте (XIV-XV вв.) и в иных ранних памятниках российского законодательства. Сам же термин «разбой» сформировался к XV в. и обозначал одну из форм завладения имуществом посредством применения насилия.

В Своде законов Российской Империи (1832 г.) разбой понимался как проникновение «в какое-либо место, жительство, на деревню, двор, или какое-либо здание для завладения имуществом, произведенное открытою силою и с явной опасностью для самого лица, насилием угрожаемого» [7].

Со второй половины XVII в. разбой перешел в более тяжкую категорию, чем кража. Так, например, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

(первый Уголовный кодекс в истории России) впервые ввел в понятие разбоя словосочетание «похищение чужого имущества». К тому же санкции, предусмотренные Уложением, законодатель ужесточил.

Если лицо совершило разбой, то его лишали всех прав состояния и ссылали на каторжные работы в крепости, заводы, рудники на различные сроки или пожизненно2.

  • Близким по смыслу к современному пониманию разбой стал в соответствии с УК РСФСР 1922 года, в соответствии с которым к разбою было отнесено насильственное хищение чужого имущества, являющееся опасным для жизни и здоровья лица, которое было подвергнуто нападению [2].
  • Уголовный Кодекс РСФСР 1960 года давал следующее определение разбоя: «нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия (разбой)» [3].
  • Определение понятия «разбой» содержится в статье 162 действующего УК РФ [1] и интерпретируется как «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Несмотря на длительную историю существования уголовной ответственности за разбой, проблемы квалификации общественно опасных деяний по статье 162 УК РФ существуют и на настоящий момент.

При квалификации разбоя важно отграничивать его от иных преступлений.

Если отграничению разбоя от грабежа в научной литературе уделяется большое внимание, то вопрос разграничения разбоя и бандитизма недостаточно изучен.

Проведём сравнительный анализ бандитизма и разбоя, совершенного организованной группой с применением оружия.

Во-первых, в теории смешение данных преступлений невозможно, поскольку они посягают на разные объекты. Преступление, предусмотренное статьей 209 УК РФ, посягает на общественную безопасность, здоровье и жизнь, разбой на собственность, жизнь и здоровье. Различаются основные объекты преступлений.

На практике же возникает немало проблем.

Отграничение части 1 статьи 209 УК РФ от разбоя не порождает вопросов, так как объективная сторона в первом преступлении заключается в создании банды обязательно с целью нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой). А во втором составе преступления, предусмотренном пунктом «а» части 4 статьи 162 УК РФ устойчивая группа совершает нападение с целью завладения чужим имуществом.

Основная проблема заключается в том, что и организованная группа при разбое, и банда отличаются признаком устойчивости, а также и разбой, и бандитизм — преступления, связанные с нападением как внезапным для потерпевшего агрессивным, насильственным воздействием. При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникают существенные проблемы.

Во-вторых, как верно отмечает О. Попова, бандитизм требует наличия у членов банды оружия в узком смысле, т. е.

предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой или иной цели, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а при разбое признак вооруженности могут образовывать предметы, используемые в качестве оружия, т. е. предметы хозяйственно-бытового или иного назначения.

Кроме того, при разбое может быть использована имитация оружия. Состав разбоя может образовать нападение с применением негодного оружия, тогда как состав бандитизма не может образовать нападение с непригодным для применения оружием [8].

К данному выводу можно прийти при анализе статей 162 и 209 УК РФ. Данные умозаключения представляются верными, поскольку диспозиция статьи 209 УК РФ прямо указывает на признак банды — вооруженность, что предполагает наличия оружия в прямом смысле, предусмотренным законом.

Обязательным признаком банды является вооруженность, которую Пленум Верховного Суда РФ определяет как наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности [4].

Часть 2 статьи 162 УК РФ предусматривает применение не только оружия, но и предметов, используемых в качестве оружия.

В-третьих, бандитизм требует наличия у членов банды оружия, а при разбое необходимо фактическое применение оружия, а не только его наличие.

В-четвертых, Р. Галиакбаров разграничивает разбой и бандитизм по такому основанию как момент окончания преступлений.

Бандитизм признается оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента начала нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия [5]. Данное отличие, очевидно, вытекает из диспозиции статьей 162 и 209 УК РФ [6, c.130].

В настоящее время в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.01.

1997 N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм” при совершении бандой разбоя требуется дополнительная квалификация по статье 162 УК РФ [4]. На это указывает абз.

2 пункта 7 указанного постановления, в соответствии с которым создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным составом преступления, независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления.

Проблемы разграничения изучаемых составов связаны и с использованием в диспозиции статьи 162 и 209 УК РФ термина нападение.

Законодательное закрепление данного понятия, оно дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года № 1 в п.

6, в котором говорится, что «под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения».

Понятие нападения, в данном случае, является конструктивным элементом состава бандитизма, поскольку законодателем конкретно определена цель банды, а именно — нападение на граждан или организации.

С целью совершенствования норм статьи 162 УК РФ, которые поспособствуют единообразию судебной практики в части разграничения разбоя и бандитизма, следует часть 1 статьи 162 УК РФ изложить в следующей редакции: разбой, то есть применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, совершенное в целях хищения чужого имущества. Данные изменения позволят исключить одно из оснований смешения изучаемых составов.

Таким образом, отграничение состава разбоя от бандитизма имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от правильной квалификации данных преступлений напрямую зависит правильность назначения наказания виновному лицу.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/263/60958/

Ссылка на основную публикацию