Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в россии перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

— Прежде всего нужно понимать, зачем понадобилось переводить побои в семье из категории уголовных преступлений в категорию административных правонарушений. Мне причина пока не ясна.

Решить проблему насилия в семье сегодня позволяет только обращение в правоохранительные органы.

Государство должно предложить иные меры, институты и способы поддержки женщин и детей, ставших жертвами домашнего насилия.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Если законопроект о декриминализации однократных побоев в семье будет принят, то отчасти женщина будет лишена своего единственного способа подавить насилие в семье.

Агрессор будет нести только административную ответственность, не столь суровую, как уголовная. Побои будут считаться всего лишь правонарушением.

Авторы законопроекта говорят, что побои не представляют большой общественной опасности, так как не всегда причиняют вред здоровью, но на самом деле это не так.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Насилие в семье приводит к самым серьезным последствиям. Страдают в первую очередь дети.

Во-первых, если насилие в семье произошло один раз, то, скорее всего, оно повторится. Во-вторых, если насилие совершается в отношении ребенка или ребенок видит это насилие, то не исключено, что он будет копировать ту же модель поведения, когда вырастет.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Если цель государства — разгрузить судебную систему, то и это сделать не удастся.

Административные протоколы будут рассматривать те же судьи в мировых и районных судах. Кроме того, нарушается принцип неотвратимости наказания. Человек понимает: один раз можно — и будет этим пользоваться.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Принцип однократности и двукратности возможен, но неправилен. От него нужно отходить. Никто же не говорит, что если ты один раз совершишь кражу, то ты не будешь судим.

Статья 116 УК РФ применяется очень часто, и статистика показывает, что количество таких дел только растет. Действительно, повод, по которому возбуждается дело, иногда очень сложно проверить.

Чаще всего насилие происходит за закрытыми дверями, где нет ни свидетелей, ни видео- и аудиозаписей. Есть только показания потерпевшей стороны и медицинское освидетельствование. Даже синяк является достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности.

Но аргумент депутатов, что человека могут обвинить в том, чего он не делал, в данном случае мне кажется несостоятельным.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Вряд ли с помощью таких изменений можно защитить права людей, обвиненных незаслуженно. Им точно так же придется доказывать, что они не совершали поступок, только в административном делопроизводстве.

Кроме того, не нужно умалять авторитет судебной власти. Каждое дело проверяет суд, который разбирается, был факт насилия или нет. В нашем производстве есть и оправдательные приговоры по ст. 116 УК РФ.

Женщины практически всегда пишут заявление в полицию, когда насилие в семье совершалось уже много раз. Сначала они считают, что муж или сожитель исправится, больше не станет так поступать, поэтому долго не обращаются ни в полицию, ни в общественные организации.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Если законопроект будет принят, то даже если женщина неоднократно страдала от насилия, но не заявляла об этом государству, когда она придет в полицию — будет считаться, что преступление было совершено впервые, и ее обидчика привлекут только к административной ответственности.

Одна из главных проблем для жертв домашнего насилия — найти жилье. Если женщина все же находит способ уехать и жить отдельно, то уровень страха значительно падает, и она уже может бороться. Если же пострадавшая вынуждена возвращаться в дом, где проживает ее супруг, то, по сути, даже обвинительный приговор ее проблему не решит. Она все равно будет оставаться под угрозой.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

В моей практике все дела о домашнем насилии заканчивались приговором.

Есть такое понятие, как «насилие» и «конфликт». И мы его четко разграничиваем. Конфликт отличается тем, что люди могут решить его с помощью разговора. Если кто-то из сторон применяет физическое насилие, не может держать себя в руках, то он становится опасен.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Говорить, что речь идет просто об «эмоциональном конфликте», нельзя, если человек не может решить его без применения физического насилия. Иначе мы встаем на сторону обвиняемых и говорим, что конфликт можно решить насилием.

Вопросы вызывают не только принцип однократности и двукратности совершения преступления, но и то, кого считать «близкими родственниками» и почему нужно выделять их отдельно.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Деление потерпевших на «близких родственников» и тех, кто к ним не относится, не должно влиять на то, какую ответственность понесет обвиняемый — административную или уголовную.

На практике это очень размытая формулировка, которая будет нарушать права других потерпевших, которые не являются близкими родственниками.

архив 66.ru Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Читайте нас в соцсетях:

Источник: https://66.ru/news/society/193452/

Чем полезна декриминализация побоев

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы /Н. Шарапова

До середины 2016 г. любые побои – насильственные действия, не причинившие какой-то серьезный урон здоровью, – считались уголовным преступлением. Затем по инициативе Верховного суда из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось: за них могли дать реальный срок.

Но и эти нормы действовали всего полгода. В феврале 2017 г. любые побои, нанесенные на бытовой почве, перестали быть уголовным преступлением, если совершены впервые. Теперь побои – это административное правонарушение и первый раз не влекут судимости. Но за их совершение предусмотрен штраф до 30 000 руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы.

Каков же реальный итог декриминализации побоев?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы. Если в 2015 г. из 59 500 представших перед судом за побои были осуждены почти 16 200 человек, то только за первое полугодие 2017 г. – меньше чем за пять месяцев действий новых правил – наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51 700 человек.

Но это не связано с ростом агрессивности граждан. Декриминализация существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

Побои как преступление были статьей частного обвинения, т. е. до февраля 2017 г. жертва должна была сама написать заявление, собрать доказательства и обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в суд. Однако обычно жертва, не зная разницы между составами публичного и частного обвинения, обращалась в полицию.

Здесь в типовую историю о семейных побоях вступал участковый уполномоченный, основным стимулом которого было раскрыть как можно больше преступлений. Для участкового это была неудобная статья. Жертва часто мирилась с обидчиком еще до подачи заявления в суд, и участковому это в зачет не шло.

Он прекрасно понимал, что усилия, потраченные на помощь в сборе доказательств, с точки зрения его ведомственного интереса могли оказаться потраченными впустую, поэтому в самом благоприятном случае участковый лишь учил потерпевшего, как оформить заявление и получить медицинскую справку, уповая на то, что жертва все же дойдет до судьи и преступление зачтется ему как раскрытое.

Если дело о семейном насилии брался поддерживать прокурор, то в качестве профилактики он вел его к примирению сторон. На злодее ставилась метка о привлечении к ответственности, но не судимость.

Таким образом, жертве побоев не стоило рассчитывать на действенную защиту с помощью уголовного преследования. В период, когда наказание за домашнее насилие предусматривало лишение свободы, из 25 400 обвиняемых, признанных виновными в нанесении побоев, был изолирован 301 человек.

Сейчас уже можно сказать, что административное наказание за побои оказалось эффективнее уголовного. Почему?

Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов – это тоже показатель работы. При этом результативность работы по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление. Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств.

Во-вторых, судьям не надо тратить время на оформление уголовного дела. Теперь их основная задача – лишь рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет – ведь теперь отозвать заявление невозможно.

При этом возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72 300 протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии 2017 г., к наказанию привели только 51 700. То есть 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство.

Для сравнения: в 2015 г. оправдательные исходы получили 10 500 человек (17,6%) из 59 500 обвиняемых в побоях.

В-третьих, судьи чаще стали назначать наказание, связанное с изоляцией. За первое полугодие административному аресту были подвергнуты 4400 человек (8,5% наказанных).

Можно предположить, что у участкового теперь стало больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде.

В итоге жертвы побоев теперь получили больше шансов не остаться с агрессором под одной крышей, как это было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

В-четвертых, декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей.

Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу, был несоразмерным негативным последствиям для семьи.

После перевода побоев в разряд административных правонарушений мотивация социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки повысилась.

Все это объясняет кажущийся парадокс: декриминализация побоев ведет к росту социального контроля, а не к его ослаблению.

В итоге правоохранительные органы и суды получили больше стимулов преследовать за побои, включая домашнее насилие.

Жертвы и социальные работники имеют меньше стимулов скрывать факты насилия, поскольку они не несут теперь рисков, связанных с записями о судимости в истории семьи, и больше возможностей временно избавиться от обидчика.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/12/14/745205-dekriminalizatsiya-poboev

Подводя итоги: к чему привела декриминализация побоев?

Количество «семейных» снизилось – полиция их просто «не замечает».

В исследовании «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений в России и за рубежом», проведённом СПбГУ, говорится о том, что с 2015 по 2018 год количество преступлений против членов семей в России снизилось с 49,6 тыс. до 33,3 тыс. Исключения составляют только два округа – Южный и Дальневосточный.

Читайте также:  Как поменять птс, если закончились графы при продаже автомобиля: сколько должно быть мест в оригинале и что делать, если машину купили, а владельца не вписать?

Снизилось и число потерпевших от преступлений, связанных с насилием в отношении членов семьи – с 50,6 тыс. до 33,2 тыс. человек. Также отмечается уменьшение числа правонарушений против женщин и несовершеннолетних. В отношении женщин – членов семьи число насильственных преступлений сократилось с 35,7 тыс. до 24,4 тыс., а в отношении несовершеннолетних – с 11,3 тыс. до 5 тыс.

Однако не стоит радоваться раньше времени. Резкое снижение числа указанных правонарушений эксперты связывают с вступлением в силу инициированного сенатором Еленой Мизулиной закона о декриминализации побоев. Об этом говорит то, что количество преступлений по ст. 116 и 116.1 УК до 2016 года постоянно увеличивалось, а потом резко снизилось.

Напомним, до 2017 года побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон об их декриминализации в семье. Он перевёл побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершён впервые.

Декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников: за и против, что это значит, когда семейные избиения в России перестали быть уголовным преступлением, а также почему их легализовали и сохранится ли судимость?Кулак

Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за избиение родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Однако уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой.

Руководитель исследования, профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков отметил, что в последнее время есть тренд на снижение числа зарегистрированных преступлений.

«Это может быть связано с изменением законодательства: после декриминализации побоев правоохранители в некоторых случаях считают, что не надо вообще туда соваться, заводить дела», – заявил он.

Летом 2019 года в опросе Левада-центра 31% опрошенных признались, что сталкивались с бытовым насилием или становились его свидетелями. Исследование показало, что чаще всего такому насилию подвергаются женщины 31–54 лет (8%).

Фактически эти цифры говорят о том, что насилия в семьях меньше не стало, просто полиция перестала обращать внимание на такие побои.

Авторы доклада называют интересной тенденцию, которую выявили, сравнивая доли потерпевших от разных видов преступлений, совершаемых на семейно-бытовой почве, в зависимости от пола потерпевшего.

Женщины выступают жертвами в 28,7–35% убийств, совершаемых на семейно-бытовой почве, и составляют 24,9–29,2% потерпевших от преступлений, предусмотренных ст. 111 УК (умышленное причинение тяжёлого вреда здоровью), совершаемых на той же почве.

  • Доля женщин среди потерпевших от истязаний, совершаемых на семейно-бытовой почве, составляет 86–87%, от угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью – от 70 до 75%.
  • Фото Pixabay CC0
  • Видео по теме:

Домашнее насилие. К чему привела декриминализация побоев? Выпуск №2 Адвокат Залина Каширская

Декриминализация побоев: как теперь будут наказывать за насилие в семье?

итогироссияяновостипобоидекриминализациядзенНравится:0

Источник: https://www.pravda-tv.ru/2019/11/25/441073/podvodya-itogi-k-chemu-privela-dekriminalizatsiya-poboev

Что такое декриминализация побоев в семье и в отношении близких родственников и чем заменили уголовную ответственность?

  • К числу нововведений, вызвавших спор общественности, относится новая форма ответственности за побои, исключающая уголовную судимость правонарушителей.
  • Принятая к руководству по пресечению преступления побоев, статья 116 УК РФ подверглась существенному изменению, в сторону декриминализации некоторых аспектов.
  • Рассмотрим, что это значит, чем регламентируется, почему произошло и зачем разрешили.

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную ЮРИДИЧЕСКУЮ консультацию:

+7 (812) 467-38-65 Санкт-Петербург

Показать содержание

Что такое декриминализация побоев в семье и чем заменили уголовную ответственность?

Под декриминализацией побоев в семье принято понимать процедуру отмены уголовной ответственности, относительно категории правонарушителей, которые вовлекаются в ситуации с избиениями случайно, спонтанно и в отношении с близкими родственниками.

То есть они перестали быть преступлением в России Согласно внесённым изменениям, такие граждане теперь подлежат административной ответственности, согласно нормам статьи 6.1.1 КоАП РФ.

Нововведение вступило в силу, но до сего момента граждане не могут уяснить ситуацию с критериями, по которым вменяется действие статьи 6.1.1 КоАП РФ.

При этом многие ошибочно полагают, что декриминализация распространяется на все виды избиений, в том числе – на бытовое рукоприкладство. Однако это существенное заблуждение, так как декриминализация не распространилась на взаимоотношения с членами семьи и на иных близких лиц.

Как складывается положение в отношении близких родственников?

  1. Близкие родственники, подвергшиеся избиению виновным лицом, защищаются государством по ранее существовавшим нормативам – в рамках уголовного законодательства.
  2. СПРАВКА: При этом государство чётко очертило круг таких отношений и расширило его, определив как отношения близких лиц.

  3. В первую очередь к числу близких родственников, не вызывающих сомнение, относятся:

Дальнейшие отношения распространяются только на тех родственников, которые проживают вместе на одной жилплощади и ведут совместное хозяйство.

В иных случаях могут применяться так же нормы статьи 115 УК РФ, если были получены небольшие повреждения, а в более серьёзных случаях нанесения вреда – статьи 112, 111 УК РФ.

Уголовная ответственность в отношении близких родственников наступает по частно-публичному обвинению, которое имеет иные юрисдикционные нормы.

Этот вид исков не имеет обратной силы – после его подачи, возбужденное дело прекращению через примирение сторон не подлежит. Таким образом, складывается впечатление об ужесточении норм ответственности в отношении бытовых побоев.

К числу близких лиц так же относятся:

  1. лица, не состоящие в официальном браке, но проживающие совместно, и ведущие совместное хозяйство.
  2. В силу изменившихся социокультурных традиций, таковыми могут быть признаны отношения сожительства не только между разнополыми партнёрами, но и между однополыми.

Для того чтобы не допустить декриминализации побоев сожителя, потребуется доказать факт нахождения с ним в отношениях сожительства, а главное – ведение общего хозяйства.

При условии доказательства данного факта, допускается привлечение виновного к уголовной ответственности по частно-публичному обвинению норм статьи 116 УК РФ.

  • Статья 116. УК РФ Побои
  • Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —
  • наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

ВНИМАНИЕ: Если воспитание детей в семье производится ненадлежащим образом, то здесь так же можно обнаружить методы декриминализационного воздействия на правонарушителей.

Они отражены в статье 5.35 КоАП РФ. Но следует учесть, что они могут применяться только тогда, когда отсутствует угроза избиения.

Этапы легализации семейного насилия

Итак, как шли к легализации семейного насилия.

Инициатива о первичной декриминализации нанесения побоев была предложена в январе 2015 года после того, как представители Государственной думы ознакомились со статикой правонарушений с 2000 по 2014 год. Во избежание роста обвинений за побои, решением Верховного Суда РФ, в 2015 году было предложено провести декриминализацию простых побоев, совершённых нарушителем впервые.

Председатель ВС РФ В. Лебедев призвал к акценту судопроизводства на существенных нарушениях, создающих препятствия для нормальной жизнедеятельности отдельных граждан и общества в целом.

По его мнению, незначительные преступления могут рассматриваться в административном контексте.

Однако некоторые виды избиений, в том числе – в отношении к близким членам семьи, были признаны опасными, имеющими тенденцию к развитию, и не вошли в категорию декриминализируемых.

15 июля 2016 года поправки к статье 116 УК РФ, с выводом статьи 6.1.1 КоАП РФ, вступили в юридическую силу. То есть декриминализировали преступление де-юре.

Данным решением государство демонстрирует свой интерес к воспитанию морально здорового поколения и искоренения в семье порока рукоприкладства.

В то же время, отмена уголовной ответственности может повлечь безнаказанность глав семьи в применении ими как запрещённых методов воспитания, так и насилия над беззащитными женщинами и стариками. Пресечение правонарушения мерой уголовной ответственности, выступает как демонстрация запрещения применения грубой силы в семейных отношениях.

ВАЖНО: Несмотря на споры, предшествующие принятию поправки к статье 116 УК РФ, правительство РФ пришло к мнению о том, что тирания в семье недопустима. Поэтому кроме перечисленного, уголовное законодательство усиливает меры наказания, если произошло избиение несовершеннолетнего ребёнка.

Здесь в юридическую силу вступают нормы статьи 156 УК РФ, которые вменяют дополнительную квалификацию за избиение несовершеннолетнего ребёнка.

Основную роль в решении данного вопроса сыграли:

  • депутат Госдумы О. Баталина;
  • сенатор Совета Федерации Е. Мизулина.

Данная позиция Верховного Суда и Правительства РФ имеет принципиальную нравственную основу, несмотря на критику западных оппонентов, которые определили данное решение как «дискредитацию декриминализации побоев в семье». В состоявшейся полемике Правительство высказало официальное мнение о гуманистической направленности развития общества РФ.

За и против данной меры правительства

Настало время высказать все «за» и «против» по этой правительственной мере.

  1. В силу изменившихся традиций с участившимися случаями уличных драк, таких претендентов на избавление от судимости может быть достаточно много.
  2. Как заявило правительство при обсуждении процедуры декриминализации, этот прецедент не увеличит число правонарушений, соответственно, минусов от передачи части ответственности административному законодательству, не предусмотрено.
  3. Что касается вопроса о сохранении уголовной ответственности по частно – публичному обвинению норм статьи 116 УК РФ, действующему в отношении близких родственников и иных близких лиц,  то вопрос об отмене административной ответственности имеет следующие плюсы:
  1. граждане мотивированы на формирование здоровых отношений в семье, являющейся социальной ячейкой общества.
  2. Законодательство защищает малолетних и несовершеннолетних детей от моральных и физических травм, наносимых при избиении родителями.
  3. Женщины вправе обратиться с взысканием на мужей и сожителей, допускающих в отношениях рукоприкладство.
  4. Беременные женщины, защищённые государством, могут благополучно доносить беременность, не подвергая внутриутробно развивающийся плод опасности прерывания беременности.
  5. Сдерживание уголовной ответственностью от избиений членов семьи, сохраняет здоровье населения страны.

Категория мужской части населения заведомо попадает в группу риска по приобретению судимости, в том числе – не во всех случаях адекватно. Соответственно, в качестве минусов выступают нижеследующие факторы:

  1. спонтанное проявление эмоций, приведшее к избиению жены и иного родственника, приводит к уголовной ответственности с первого же раза.
  2. Поданный по частно-публичному обвинению иск, не подлежит возврату, примирение сторон не играет существенной роли при исходе дела.
  3. Наказание может достигать двух лет лишения свободы, в отличие от административных форм взыскания.
  4. Мужская часть населения попадает в зависимость от коварства партнёров, которые могут сфабриковать обвинение по статье 116 УК РФ, из чувства мести и т.п.
Читайте также:  Страхование осаго в хоска онлайн: условия оформления полиса на сайте, а также плюсы и минусы компании

Кроме уголовной ответственности, избиение малолетних детей может повлечь лишение родительских прав, согласно нормам Семейного кодекса.

Сохранится ли судимость?

Теперь о том, сохранится ли судимость после легализации побоев в семье.

Если речь идёт о лицах, которые подверглись административному взысканию, они не относятся к категории судимых.

Однако при анкетировании может встречаться графа об административных взысканиях, где требуется отвечать утвердительно.

При вторичном прецеденте драки, первое административное взыскание учитывается, указывая на рецидив. В таком случае вторичное правонарушение проходит как уголовное преступление и приводит к судимости.

Побои, наносимые близким людям,  приводят к уголовной ответственности с первого прецедента. Соответственно после данного правонарушения сохраняется судимость.

ВНИМАНИЕ: В настоящее время лица, ранее судимые, не вправе занимать педагогические должности, а так же работать в учебных и воспитательных учреждениях.

Закон о декриминализации простых побоев не распространился на случаи рукоприкладства, относительно собственных детей и иных членов семьи и близких лиц. За избиение в семье наступает уголовная ответственность с первого прецедента.

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/prestupleniya-protiv-lichnosti/protiv-zhizni-i-zdorovya/poboi/dekriminalizatsiya.html

К чему привела декриминализация побоев в российских семьях | блоги | отр

Фотобанк Лори

25 октября российское отделение международной правозащитной организации Human Rights Watch обнародовала результаты своего исследования «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит».

В нем утверждается, что результатом декриминализации побоев в семьях, произошедшей в начале 2017 года, стал серьезный рост домашней агрессии. На него уже отреагировали в Кремле.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил журналистам, что доклад, базирующийся на беседах с несколькими десятками российских женщин, не может считаться полноценным исследованием ситуации в стране в этом вопросе. Интернет-редакция ОТР рассказывает, о чем идет речь.

В чем суть изменений в законодательстве

В начале февраля 2017 года президент подписал принятые Думой и одобренные Советом Федерации поправки, исключавшие из статьи 116 УК РФ упоминание о «побоях в отношении близких лиц».

Напомним, что летом 2016 года депутаты решили несколько смягчить часть статей Уголовного Кодекса.

В частности, было решено перевести в разряд административных правонарушений побои, совершенные в первый раз и не причинившие серьезного вреда здоровью потерпевшего.

К концу 2016 года ряд законодателей во главе с сенатором Еленой Мизулиной осознали, что, смягчив законодательство по отношению к просто гражданам, они оставили в разряде уголовных преступлений нанесение побоев, совершенное «в отношении близких лиц», т.е. те случаи, когда руку друг на друга в первый раз поднимали родственники.

Развернулась нешуточная дискуссия.

Сторонники декриминализации побоев в российских семьях вспоминали про подзатыльники и шлепки, которые традиционно используются у нас как средство воспитания, и за которые можно было бы при желании легко привлечь к уголовной ответственности, согласно действовавшей на тот момент редакции статьи 116 УК РФ.

Противники такого подхода утверждали, что только угроза уголовной ответственности может сдержать насилие в российских семьях и требовали сохранить норму. В результате, в январе 2017 года Дума приняла, а Совет Федерации утвердил поправки, а 7 февраля 2017 года президент Путин подписал соответствующий закон. И вот прошло почти два года.

О чем рассказали правозащитники

В докладе Human Rights Watch, составленном на основе интервью с 27 женщинами, пережившими насилие, а также с адвокатами, активистами общественных организаций и представителями государственных и неправительственных служб, утверждается, что домашнее насилие в Российской Федерации за последнее время значительно увеличилось.

В условиях, когда оно не выделено законодательством как самостоятельный состав уголовного или административного правонарушения, официальной статистики на этот счет не существует.

Но, по данным исследования, проведенного в 2012 году Росстатом и Минздравом России, каждая пятая женщина в стране в той или иной форме сталкивалась с проявлениями насилия в семье. Сейчас в России женщины составляют 54 % населения – 78,8 млн. Но речь идет, конечно, только о взрослых женщинах, способных вступать в семейные отношения.

Как утверждают эксперты, 60-70 % потерпевших никогда не обращаются за помощью к правоохранительным органам. И только 3% таких случае доходит до судебного разбирательства.

О масштабах домашнего насилия можно судить по такому косвенному показателю, как количество всех насильственных преступления, совершаемых в семье.

Этот показатель до начала 2017 года стабильно увеличивался и, по данным МВД, составил в 2016 году 64 412 случаев.

В прошлом году было зафиксировано его резкое снижение до 34 007 случаев, что, по мнению экспертов, и было связано с внесением поправок в УК РФ. Естественно, что это только те случаи, по которым было возбуждено уголовное производство.

В декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев на заседании правительственной комиссии по профилактике правонарушений сообщил, что на конец сентября его ведомство зафиксировало свыше 164 тысяч случаев нанесения побоев, из которых только 7 тысяч были квалифицированы как уголовные преступления. В отношении остальных суды, как правило, ограничивались денежными штрафами.

Как относиться к выводам доклада

Доклад Human Rights Watch вызвал неоднозначную оценку не только у пресс-секретаря российского президента.

И это подтвердила дискуссия, развернувшаяся сегодня в пресс-центре «Национальной службы новостей», где обсуждался документ. Директор центра «Насилию.

нет» Анна Ривина и юрист, соавтор закона о противодействии домашнему насилию Алена Попова однозначно поддержали выводы доклада о росте домашнего насилия в результате принятия поправок к статье 116.

В тоже время руководитель общественного центра защиты традиционных семейных ценностей «Иван Чай» Элина Жгутова предлагает не драматизировать ситуацию. Она считает, что рост административных дел в отношении случаев с побоями если и связан как-то с домашним насилием, то говорит не о его росте, а о том, что потерпевшие стали чаще обращаться с заявлениями в органы охраны правопорядка.

С ней согласен член общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребёнка Кирилл Лукьяненко. Он подчеркивает, что 69 интервью с потерпевшими, юристами и общественниками не дают возможности составить объективную картину в этом вопросе.

«Наш принцип — оставаться рядом». Координатор телефона доверия о помощи жертвам домашнего насилия

Что делать

Но гораздо важнее вопрос не о масштабах проблемы, а о том, что делать для ее решения.

Элина Жгутова, например, убеждена, что существующие сейчас в стране нормы гражданского и уголовного права позволяют эффективно бороться с домашним насилием.

А вот Анна Ривина и Алена Попова не видят другого выхода из сложившейся ситуации кроме принятия специального закона против домашнего насилия. И к их позиции стоит прислушаться.

Обе они справедливо указывают на то, что домашнее насилие имеет ряд особенностей, отличающих его от прочих преступлений против личности.

Главные из них – то что агрессор и жертва, как правило, живут под одной крышей, жертва часто экономически и социально зависит от своего партнера, и насилие может длиться годами. Сейчас правоохранительные органы, пользуясь процессуальными нормами, отправляют потерпевших к мировым судьям.

А это значит, что обязанность доказывать вину обвиняемого и нести судебные издержки лежит на жертве агрессии. Понятно, что многих такая перспектива отталкивает от желания защитить свои права в суде.

Специальный закон, по мнению Алены Поповой, должен сделать процесс доказывания вины в избиениях своих родственников обязанностью следственных органов. И, что тоже очень важно, должен ввести в наш правовой обиход практику выдачи охранных ордеров. Практика выдачи таких ордеров широко распространена во всем мире.

Они запрещают обвиненным в домашнем насилии определенные действия в отношении потерпевших. Обычно это запрет приближаться к своей жертве ближе, чем на определенное расстояние. Но эта практика в России может натолкнуться на целый букет серьезных препятствий. И первое – как реализовать ее в отношении людей, обитающих в одной квартире.

Тем более, если она у них единственная. Кого и куда выселять?

Доклад Human Rights Watch содержит традиционный набор обвинений российских властей в противодействии деятельности общественных организаций, помогающих жертвам домашнего насилия и получающих финансирование из-за рубежа.

Так же недобрым словом поминаются депутаты и политики, отстаивающие традиционные для России семейные ценности и уклад жизни. Но проблема домашнего насилия в России не зависит от ценностных предпочтений тех или иных представителей общественных организаций.

Ее необходимо решать. И любая дискуссия этому только помогает.

Сергей Анисимов

Источник: https://otr-online.ru/blogs/blog-internet-redakcii-otr/k-chemu-privela-dekriminalizaciya-poboev-v-rossiyskih-semyah-481.html

Ударить нельзя судить: за и против декриминализации семейных побоев

Госдума приняла во втором чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения.

Авторы документа отмечают, что речь идет исключительно о первом случае применения силы, не наносящем вреда здоровью, например о пощечине или подзатыльнике.

За повторное нанесение побоев будет грозить уголовная ответственность.

Некоторые психологи и правозащитники выступили против данной инициативы.

ТАСС поговорил с правозащитником центра «Иван-чай», одной из активных представителей родительской общественности Анной Кисличенко; адвокатом и специалистом по гражданскому и международному праву Марией Ярмуш и руководителем проекта «Насилию.

нет» правозащитником Анной Ривиной, чтобы разобраться, почему вообще родилась идея декриминализации семейных побоев, в чем причина ее критики и есть ли еще какие-то способы помочь жертвам домашнего насилия.

Почему понадобилось декриминализировать побои

Летом 2016 года вступил в силу закон, смягчающий наказание и освобождающий от уголовной ответственности за совершенные впервые побои всех, кроме близких родственников. По словам депутата Ольги Баталиной, общественность тогда ссылалась на то, что «внутрисемейные побои становятся более общественно опасными, чем побои чужих людей».

Документ, получивший название «закон о шлепках», вызвал споры, почему насилие в отношении домочадцев считается преступлением, а те же самые действия, совершенные по отношению к посторонним людям, — административным нарушением. Так, сенатор Елена Мизулина назвала сложившуюся ситуацию «вопиющей несправедливостью».

Одобренный законопроект, по ее словам, призван устранить это противоречие.

Семья прежде всего

Сторонники инициативы отмечают, что документ направлен на защиту и сохранение семьи.

В качестве примера они задают риторический вопрос: считаете ли вы правильным осудить на два года мать-одиночку, которая, воспитывая сына-подростка, физически наказала его за кражу или побеги из дома? Следствием такого решения может стать распад семьи: мать ограничат в родительских правах, а подростка отправят в учреждение для детей-сирот.

Мера ответственности должна соотноситься с тяжестью деяния, уверены сторонники декриминализации побоев.

Кроме того, добавляет Анна Кисличенко, пострадавшие, даже если они вызывают полицию, не всегда хотят, чтобы их защищали именно так — посадив близкого человека в тюрьму.

Читайте также:  Сколько можно ездить без осаго при покупке авто: в какой срок нужно оформить страхование после приобретения подержанной или новой машины и другое

Она вспоминает историю многодетной матери, муж которой пару раз поднимал на нее руку, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Женщина вызывала полицию. Но не для того, чтобы его забрали в тюрьму, а чтобы успокоили.

«Я спросила ее потом, а если бы они забрали твоего мужа на два года? Женщина ужаснулась: а как бы я осталась с детьми… То есть она не хотела, чтобы ее защищали таким образом», — говорит Кисличенко.

Другой пример: воспитатель в детском саду замечает синяк на руке ребенка, и начинается разбирательство. Возможно, отец просто слишком сильно схватил его, и никакого серьезного конфликта вообще не было. И ребенок совсем не хочет, чтобы папу посадили в тюрьму, просто, возможно, обижен на него в данную минуту.

Однако руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина в ответ на разговоры о справедливости и соразмерности наказания возражает, что побои в любом контексте должны быть делом уголовным.

«Иначе получается, что нанесение побоев, которое влечет последствия и для физического, и для психологического здоровья, мы ставим в один ряд с неправильной парковкой или курением в месте, где оно запрещено», — добавляет она.

Ривину также удивляет, что авторы документа отстаивают право родителей наносить побои детям. Правозащитник напоминает, что на последней пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что шлепки — это непозволительно. А воспитывать детей с помощью физической силы могут только по одной причине — они не могут дать сдачи.

Необходимое смягчение или шаг назад

Анна Кисличенко объясняет, что инициатива о декриминализации семейных побоев призвана сократить число злоупотреблений, которые открывает статья 116 УК в ее нынешней редакции. Сейчас, по ее словам, для возбуждения уголовного дела достаточно показаний пострадавшего или свидетеля инцидента. «Неужели мы хотим, чтобы у нас было, как в Германии: когда на улице кто-то увидел, как мама дала затрещину сыну, потому что он своровал, например, телефон у учительницы, а ребенок после этого оказался в детском доме? Наверное, мы этого не хотим. Мы больше заинтересованы, чтобы из ребенка не вырос вор», — говорит Кисличенко.

При этом для возбуждения дела не нужно ни медицинского заключения, ни проведения судебной экспертизы, утверждает Кисличенко. По ее мнению, на этом фоне очень легко оклеветать человека либо манипулировать им, угрожая судом.

Однако, по словам адвоката Марии Ярмуш, медицинское освидетельствование проводится по всем фактам заявлений по статье 116 УК. Правда, в случае отсутствия следов на теле, а такое возможно, если нападавший не бил жертву, а, например, таскал за волосы, доказать факт побоев будет сложнее — понадобится свидетельство очевидцев.

По мнению Ярмуш, если сравнить три закона: действовавший до лета 2016 года, нынешний законопроект и принятый летом документ, — последний наилучшим образом защищал женщин от домашнего насилия. Раньше дела по статье 116 УК являлись делами частного обвинения.

Это означает, что пострадавшая должна была самостоятельно обратиться в мировой суд и доказать факт нанесения побоев. Из-за незнания тонкостей уголовно-процессуального производства женщине сложно было защищать себя, ей требовались дорогостоящие услуги адвоката.

Летняя редакция статьи стала прогрессом — документ перевел семейные побои в рамки частно-публичного обвинения, то есть их должен поддерживать прокурор. Именно через него сегодня происходит обращение в суд.

При этом Ярмуш подчеркивает, что «закон о шлепках» на самом деле не был направлен на защиту детей. «Разговоры, что за удар по попе на два года посадят в тюрьму, не имеют под собой основания, — говорит адвокат. — Потому что от шлепка по попе нет синяков и нет ссадин. Этот закон был призван защитить именно женщин, которых избивают дома».

  • Новая редакция возвращает семейные побои в рамки частного обвинения.
  • Повлияет ли закон на рост семейного насилия?
  • Некоторые эксперты полагают, что законопроект может отрицательно повлиять на ситуацию с семейными побоями.

«Большинство мужчин у нас — так уже менталитет сложился — все равно считают: «я — хозяин», и кулаком по столу, а потом кулаком в глаз. Поддерживая новый законопроект, общество дает таким агрессорам добро: «Пожалуйста, бейте своих жен, ничего не будет», — говорит Мария Ярмуш.

«Когда мы говорим, что домашнее насилие — это не преступление… мы тем самым допускаем возвращение стереотипов «бьет — значит любит», «бабу воспитывать надо, если она много на себя берет» и вообще «сама виновата», — соглашается Анна Ривина.

При этом глава проекта «Насилию.нет» опровергает мнение, что такие случаи происходят только в маргинальных слоях общества. «Мы знаем известные семьи актрис, музыкантов и шоуменов, где люди зарабатывают миллионы, и все равно члены семьи страдают от домашнего насилия», — говорит Ривина.

«Мне кажется, что, если принять сейчас этот закон, мы развязываем руки всем алкоголикам, маньякам, всем агрессивным папашам и мамашам», — добавляет лидер общественной неформальной организации «Родительская лига» Нина Добрынченко-Матусевич, мать троих детей.

В свою очередь, психолог Павел Волженков считает, что законопроект не повлияет так однозначно на рост семейного насилия. По его словам, в обществе существует два полюса. Первый — люди, которые независимо от законодательных инициатив как били своих жен и детей, так и будут бить.

И только жесткие меры вплоть до сурового наказания или лишения родительских прав могут их обуздать. Другой полюс — добропорядочные граждане, которые никого не били и бить не собираются. И есть те, кто посередине, в том числе люди, подверженные влиянию общественного мнения.

С этой точки зрения обсуждение проблемы в СМИ является очень важным.

Сторонники декриминализации побоев уверены — с отменой «закона о шлепках» насилие в семье не останется безнаказанным.

«У нас достаточно в законодательстве мер, в том числе и уголовной ответственности против фактов насилия в семье», — добавляет спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, Уголовный кодекс содержит порядка 60 статей, по которым могут быть наказаны виновные в домашнем насилии.

А что думают россияне?

По данным ВЦИОМ, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие (79%), но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев (59%). Более того, значительная доля опрошенных полагает, что эта мера приведет к снижению числа семейных побоев.

Двухэтапная система ответственности

Автор инициативы депутат Ольга Баталина уверена, что документ никак не усугубит ситуацию с семейным насилием. «Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности», — заверила парламентарий.

Однако Анна Ривина сомневается в эффективности этой системы. Она напоминает, что наказанием за административное нарушение может быть штраф, который, скорее всего, будет выплачиваться из семейного бюджета, или арест на срок до пятнадцати суток, после которого нападавший может вернуться в еще более агрессивном состоянии.

По ее данным, сегодня 78% случаев семейных побоев остается в тени, то есть жертвы не обращаются в полицию. Еще меньше случаев доходит до суда. «С принятием законопроекта количество людей, готовых рассказать о домашнем насилии, может еще сократиться.

Потому что сначала надо будет заплатить штраф из семейного бюджета, а потом женщине придется самостоятельно доказывать вину обидчика (в связи с возвращением семейных побоев в рамки частного обвинения. — Прим. ТАСС).

Такая система не защищает жертву насилия», — считает правозащитник.

Мария Ярмуш соглашается, что немногие женщины в такой ситуации пойдут писать заявление. «Государство должно защищать слабых, а не давать возможность откупиться штрафом», — добавляет адвокат.

В свою очередь, Анна Кисличенко считает, что с точки зрения сохранения семьи принципиально важно оставить возможность для примирения. Двухэтапная система, по ее мнению, предоставляет такую возможность.

Неуверенность полиции

По словам Анны Ривиной, ситуация с домашним насилием усугубляется тем, что сотрудники правоохранительных органов зачастую действуют нерешительно, так как боятся, что их обвинят в превышении полномочий. Она вспоминает случай, когда женщина в квартире кричала и просила о помощи. Соседи вызвали полицию, однако те долго не вскрывали дверь. В итоге, когда полицейские попали в квартиру, там был уже труп.
«Сейчас законодательство прописано таким образом, что сотрудники правоохранительных органов не уверены, что имеют право влезать в семейно-бытовые отношения. Конечно, им нужно дать право защищать наших граждан», — считает Ривина. В качестве примера она приводит Белоруссию, где безопасность обратившегося за помощью стоит на первом месте. «Если кто-либо заявляет о конфликте, человека сразу изолируют, и только потом начинают разбирательство», — отмечает она.

Что же делать?

Психологи и правозащитники сходятся во мнении, что семейные отношения — очень тонкая субстанция. Насилие в семье и вне ее — совершенно разные вещи, которые нельзя сравнивать, поясняет Ривина. Людей, которые живут вместе, может связывать общее имущество, общие дети. У них может быть экономическая и психологическая зависимость.

Если речь идет об избиении пожилых людей их детьми, Ривина отмечает, что родителям всегда психологически трудно пожаловаться на ребенка, как бы он себя ни вел.

Поэтому, считает руководитель проекта «Насилию.нет», России нужен закон против домашнего насилия, «который не призывал бы всех сажать в тюрьму, а комплексно, детально и ювелирно рассмотрел такую тонкую материю, как семейные отношения». Семейные агрессоры могли бы направляться на принудительные программы по работе с психологами или какие-то другие альтернативы.

Кризисные центры для буйных мужей

В целях профилактики жестокого обращения председатель движения «Матери России» Валентина Петренко предложила создать в России центры реабилитации и корректировки поведения мужчин, которые были уличены в домашнем насилии. «Иногда при семейной ссоре нарушителя спокойствия забирает полиция, но чаще всего женщина сама вынуждена убегать от дебошира с ребенком и с пожилыми родителями… А мужчина остается дома, ложится на диван и пьет дальше», — говорит Петренко. «Поэтому правильнее было бы начинать реабилитацию не с пострадавшего, а работать с нарушителем, обязав его пройти психологическую реабилитацию или курс семейной психологии. Я считаю эту меру очень гуманной», — пояснила сенатор.
Над целесообразностью инициативы уже задумался Минтруд.

В ведомстве также разрабатывают критерии отнесения семьи к категории находящихся в социально опасном положении, механизмов выявления таких семей и организации их социального сопровождения.

Источник: https://news.rambler.ru/other/35925284-udarit-nelzya-sudit-za-i-protiv-dekriminalizatsii-semeynyh-poboev/

«Последствия будут трагическими»: Эксперты о декриминализации побоев

кандидат юридических наук, руководительница проекта «Насилию.нет», исполнительный директор фонда помощи людям, живущим с ВИЧ «СПИД.ЦЕНТР» 

Пока было первое чтение законопроекта. Фракция КПРФ не поддержала эту законодательную инициативу и сообщила, что будут внесены различные поправки.

Что касается «Справедливой России», то, невзирая на то, что они, к большому сожалению (но неудивительно), поддержали законопроект, с их стороны было верно подмечено, что нужно разделять ювенальную юстицию и те побои и акты агрессии и насилия, которые направлены на совершеннолетних лиц и не затрагивают права детей.

Нужно помнить, что на сегодняшний день «Единая Россия» составляет конституционное большинство в нашем парламенте, и инициаторами этого законопроекта выступили как раз депутаты «Единой России» и члены Совета Федерации от «Единой России». Позже партия «Единая Россия» сообщила, что поддержит эту инициативу.

Хочется отметить, что в нашей стране нет закона против домашнего насилия, который есть в 143 странах мира. И вместо того, чтобы принимать закон, который необходим, мы, наоборот, делаем шаг назад.

Если мы берём законодательство в том виде, в котором оно существовало с августа (я говорю именно о побоях в отношении близких лиц — статье 116 Уголовного кодекса), то тогда государство хоть как-то берёт на себя задачу по защите пострадавших членов семьи, поскольку обвинение носит частно-публичный характер.

То есть не только пострадавший может инициировать обвинение — это могло делать и государство. Сейчас, если всё это уберут, получится очень простая история: будет какой-то акт агрессии, побои, будет штраф, который, скорее всего, будет виснуть на семейном бюджете.

Если мы говорим о семьях с невысоким достатком, например, в 15 тысяч рублей, из них 5–10 тысяч будут выниматься для погашения этого самого штрафа. Это может как стать как дополнительным стимулом для последующей агрессии, так и удерживать жертв от подачи заявления.

Но самое страшное, что данные изменения не подразумевают защиты со стороны государства, если будет повторный акт агрессии.

То есть женщина, которая второй раз оказалась в такой ситуации, должна будет потом самостоятельно собирать все доказательства, идти в мировой суд и доказывать, что произошло с ней, доказывать вину того, кто с ней так поступил. Мы знаем, что у нас абсолютное большинство женщин не обращается в суды и полицию.

Мы абсолютно уверены, что это очень и очень неэффективный механизм, и не всегда даже те люди, которые защищают свои интересы при помощи адвокатов, могут достойно пройти этот путь. Поэтому можно сказать, что в принципе у нас насилие закрепят как норму поведения. 

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/223639-decriminalization

Ссылка на основную публикацию