Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в млс

Одной из наиболее трудных социальных проблем, не перестающей на протяжении длительного периода времени быть предметом исследований, является социальная адаптация лиц, освобождающихся из мест лишения свободы. 

Жизнь каждого осужденного делится на «до срока», «наказание/исправление» и «свободу». Ни один из этих периодов невозможно объединить. Человек проживает три разные жизни и несколько раз старается заново выстроить систему принципов и ценностей.  

Сначала ты живешь непринужденно, строишь планы.  У тебя могут быть дети, отношения, работа, верная собака. Знаешь, что есть колония, тюрьма, что все это страшно. Но тебя это не касается, тебя все обойдет стороной. А потом «бах» — и ты не знаешь, что делать. 

Оказываешься на зоне, пытаешься вспомнить все, что знаешь об этом месте. Как вы себе ее представляете? Я, например, вспоминаю жесткие и кровавые фильмы, в которых с первого же дня новичкам приходится не жить, а выживать.

А главарь – здоровый, с наколками и шрамом на лице, говорящий взглядом, что ты уже наполовину мертв. Сейчас это звучит смешно, но столкнувшись с такой ситуацией, человек теряется. И он снова младенец, не умеющий ходить.

Разбирайся сам, что можно делать, а что нельзя.  

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛСФото носит иллюстративный характер

А что после? Что делать, если ты молодым попал за решетку, и вся юность прошла там? Пока твои ровесники путешествовали, читали книги, расставались и заводили новые отношения, пока изменили музыкальный вкус от и до, перепробовали не один модный лук, ты жил одним и тем же днем. Вспомните свою жизнь, предположим 8 лет назад. Какой она была? Теперь представьте, что вы переместились в сегодня. Не знаете «Скриптонита», новых улиц и баров. Что вы будете делать? Как к вам отнесутся люди?  

После срока есть два пути: совершить преступление и вернуться или наверстать упущенное и продолжить жизнь на свободе. И снова приходится ломать уже сложившуюся систему ценностей и адаптироваться к новому миру.

 Если человек пытается утроиться на работу, является хорошим сотрудником, но привлекался по «уголовке», ему говорят «пока». Если пытается завести друзей, а они пугаются его заключения. Если ищет поддержки, но ее не оказывают из-за страха, он сдается. В этом случае он пытался придерживаться второго плана, но только слышал «нет».

И что остается? Вернуться туда, где его не будут отталкивать. И в этом виноват уже не он, а наше стереотипное поведение. 

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛСФото носит иллюстративный характер

Мои слова подтверждает социологическое исследование на базе учреждений Управления Федеральной службы исполнения наказаний (Россия). Согласно исследованию, «осужденному на протяжении всего срока отбывания наказания в виде лишения свободы по крайней мере трижды приходится переживать весьма сложные адаптивные ситуации:  

  • первичная адаптация к исправительному учреждению; 
  • адаптация к сложившимся условиям пребывания в исправительном учреждении; 
  • адаптация к условиям жизни на свободе. 

В связи с этим его адаптивные возможности значительно снижаются, и он порой не способен в условиях свободы в должной мере нейтрализовать отрицательные последствия пребывания в изоляции от общества. В результате возникают проблемы в адаптации к жизни на свободе». 

Если говорить конкретно про адаптацию на свободе, то основными проблемами, с которыми сталкиваются осужденные, являются:  

  1. недостаточная осведомленность о событиях, происходящих на свободе;  
  2.  отсутствие квалифицированной психологической помощи;  
  3. трудности с устройством на работу; 
  4. отсутствие постоянного места жительства;  
  5. недостаток материальных средств;  
  6. наличие судимости. 

Все это можно проследить на истории одного героя. Олег (имя изменено) согласился поделиться своим опытом. 

Часть 1: До заключения 

«В 21 год моя жизнь не сильно отличалась от жизни обычного юноши: любимая девушка, нормальная машина, учился в московском институте, подрабатывал. Была лишь одна слабость – легкие наркотики. Иногда курил с друзьями. Два раза получал штраф за вождение в нетрезвом виде. Первый раз выпил чуть-чуть пива, а второй – покурил с другом». 

Часть 2: Тюрьма и зона. Приговор 

«Решили покурить в компании друзей. Все скинулись, и я поехал покупать. В 2011 году меня  осудили по ст. 328 ч. 3 УК РБ за посредничество в приобретении марихуаны сроком на 8 лет.  

К тому моменту следствие уже длилось полгода. Из общения с адвокатом понимал, что меня ждет. Поэтому реакции на озвученный приговор не было. Я даже испытал облегчение. Тюрьма и зона – разные вещи. После тюрьмы приезжаешь на зону. Там стоят дома и можно выйти на улицу. Поэтому плавно перешел к следующему этапу».  

Обстановка в исправительной колонии 

«На зоне попадаешь в комнату, где живут 20-30 человек. Будни не отличаются друг от друга. Всегда встаешь в 6 утра, идешь всем строем в столовую. Ешь примерно 7 столовых ложек овсяной каши, сваренной на воде.

Если перевернуть тарелку, каша даже не выпадет. В добавок белый хлеб, который не отличишь от черного. Потом на работу. Загоняют  300-500 человек в цех, и работаете по 8 часов. За это даже не платят. Из свободного времени – 2 часа и выходные.

 Постоянно одно и то же целых 8 лет». 

Общение с заключенными и администрацией 

«Живешь бок о бок с разными людьми: и наркоманы, и алкоголики. Если возникают конфликты, то по непонятным причинам. В основном, это мелочи. Вот представьте. В камерах почти ничего нет.

Ручки, бумажки, книжки, из электроприборов – кипятильник. Конфликт может возникнуть, если не так посмотрел, не то сказал или захотел выпить чай пораньше. Такие стычки объясняются только стрессовым состоянием.

Все озадачены своими судьбами. А так можно спустить пар. 

Но большую враждебность можно заметить со стороны администрации. Хочешь узнать человека – дай ему власть. Я наблюдал сотни неправомерных и надменных ситуаций с их стороны. Например, в тюрьме просишь отвести в душ, а тебя игнорируют. На зоне, если стало плохо и просишь вызвать врача, могут просто пообещать, но помощи вряд ли дождешься. Один из случаев: человек заболел.

  Жил в комнате, в которой самый сильный и авторитетный решил держать окно постоянно открытым. После выписки из санчасти просил не отводить обратно. Эту просьбу проигнорировали, не разобравшись в ситуации. Он сходил на свидание с мамой, а на следующий день умер. Моему соседу говорили, что он здоров, пока по воле случая приезжий доктор не обнаружил пневмонию.

 Или идешь к стоматологу, а тебе вырывают не тот зуб.  

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛСФото носит иллюстративный характер

Пенитенциарная система несовершенна. Правила выстроены справедливо и хорошо, но только на бумаге. Срок – это не исправление, а наказание. Хватает людей, которые сошли с ума. Человек может разговаривать сам с собой, кричать в стену. И никому до него нет дела. Живет и пусть живет. Что уже говорить о других вещах. 

В таких местах, если нет поддержки с воли, психологическое и физическое здоровье под большим вопросом. Например, парню дали 10 лет за убийство. Сам он из неблагополучной семьи с периферии. Его никто не поддерживал, а он очень переживал.

Однажды его сестра прислала письмо, что выслала посылку. А там для счастья достаточно банальных продуктов. И он ждал эту передачу, ходил по баракам с утра до вечера. Ждал неделю, две. И в итог повесился. И такие случаи не редкость.

Проиграл много денег, бросила девушка – повесился».  

Часть 3: связь со свободой или ее отсутствие 

«Мне не удалось продолжить общение с некоторыми друзьями. Раньше я многих так называл, но сейчас это слово имеет большее значение. Дружат, потому что есть что-то общее: интересы, дело. Но сохранить это спустя 8 лет сложно. Проблема в том, что даже навещать на зоне могут только близкие родственники.  

У меня была любимая девушка, с которой мы поженились в колонии. Задерживаться на 8 лет в колони не планировал. Надеялся, что попаду под одну из амнистий. На тот момент моя мама была беременна. То есть на свободе меня ждали.  

Но в 2015 году после выхода декрета об ужесточении наказания осужденных по  328 статье стало понятно, что я здесь надолго. Это поняла и моя девушка. Мы продержались 4 года, но мне надо было отпустить ее раньше… 

Связь с друзьями поддерживал по телефону. Также удалось найти много друзей на зоне. Там же не все синие, пьяные и беззубые. Есть и нормальные люди. А если ты прожил с таким человеком 8 лет, знаешь его как себя, то почему бы не продолжить общение на воле? Мои друзья с зоны будут надежнее тех, кто здесь. Ведь когда вместе преодолеваете сложности, это вас сплачивает». 

Информация и как ее добыть 

«Зона – это изоляция и цензура. Многие книги запрещалось передавать, если их сочли за пропагандистские. Интернета нет. Новости со свободы узнавали через разговоры, газеты и единственный телевизор.

По внутреннему каналу крутили новинки кино. Но у нас был популярен футбол, потому что делали ставки и зарабатывали на этом. Так что сильно проблем с информацией не было. При желании можно было даже завести телефон.

Но с такой плотностью это сложно держать в тайне».  

Часть 4: свобода ли? «Химия», или учреждение открытого типа 

«После определенного количества лет есть возможность замены приговора на более мягкий. На сленге это называется «химия». Отсидев ¾ срока (5,4 года) за хорошее поведение могут перевести в исправительное учреждение открытого типа.  

Через 7 лет заключения я поехал в Гомель. Данная программа предполагает свободу, но при условии хождения на работу и наблюдения. То есть ты ездишь на работу и возвращаешься с нее по табелю, в котором дежурная часть указывает время прибытия и отъезда. Время на дорогу рассчитывает оперативник. Опоздал – нарушение. За три выговора отправляют обратно в колонию.  

По возвращению дышишь в трубку, тебя обыскивают и проверяют глаза. Но находятся индивиды, которые употребляют. Был период, когда я работал на СТО.

В первый день мои коллеги сделали «дорожки» (имеется в виду употребление мефедрона – психостимулятора в виде порошка) и предложили мне, но я отказался. Через некоторое время одного «спалили».

Он приехал на работу, предложил ребятам понюхать. И их сразу же «приняли».  

Я боюсь получить еще один большой срок. После этой истории на меня упала тень. Но доказать свою непричастность легче: можно сдать анализы.  

Какая обстановка? 

«Условия на «химии» получше. В комнате 6 человек, есть холодильник и кухня. Работа предоставляется на ферме, пилораме и т.п. Зарплаты по 300 рублей. Также место для трудоустройства можно искать самому. Я работал в фирме по производству стеклопакетов 7 месяцев. Иногда удавалось отпроситься с работы на 2 часа раньше и погулять по городу. Но это редкие случаи. На себя времени нет. 

Следующая ступень – «домашняя химия», либо УДО. Для этого проводится комиссия. Дата моей менялась три раза: в октябре, декабре и 22 марта, после которой я был освобожден».  

Адаптация на свободе 

«Освобождение напоминает переезд в заграницу. В страну с другой культурой, правилами жизни, принципами.  

Я могу перепутать «Галилео» и «Галерею», могут возникнуть трудности с вызовом такси. Тогда приходится вскрывать карты. Мне даже интересна реакция. Многие удивляются, что сидел. Но, конечно, смотрят уже по-другому.  

Найти работу с судимостью трудно. То есть ассоциации, стереотипы у людей есть. В большинстве случаев они оправданы, но не всегда. Вот ты идешь на работу, тебя хвалят. А потом в перечне необходимых документов на трудоустройство указывают справку, что не привлекался по уголовной ответственности». 

Свою историю Олег закончил выводом о том, что накопленный за все эти годы энтузиазм испаряется. После такого срока хочется жить нормальной жизнью, заниматься любимым делом, а общество воспринимает тебя, как второсортного. Мало кто доверяет, а многие даже побаиваются.  

Исходя из истории нашего героя и исследования, можно сделать вывод, что заключенные либо частично готовы, либо не готовы к жизни на свободе. В данном случае следует отметить большой пробел в работе социальных служб. Подготовка к адаптации может качественно снизить уровень преступности.

Для этого следует разработать и внедрить максимально возможное количество тренингов, которые будут развивать адаптивные способности осужденных (умение говорить, вести себя в обществе, трудоустраиваться и т.д.), оказать помощь в трудоустройстве.

Социальная служба также должна проверить наличие жилья и возможности проживания в нем, а в случае отсутствия такового постараться найти, например, договориться с родственниками осужденного.  

Однако, бывшие заключенные нуждаются не только в помощи со стороны социальных служб, но и со стороны самого общества. И во втором может помочь каждый из присутствующих.

Я прошу не придерживаться стереотипов, и, если человек достоин и готов к мирной жизни, не ставить на нем крест, а дать возможность доказать свою адекватность.

В конце концов, каждый из нас нуждался в помощи в трудный момент. Данный случай – не исключение.  

Представьте, что один из ваших неудачных случаев гиперболизировали: вы напились, а назвали алкашем, или вам каждый раз за переход на красный свет или курение в неположенном месте дают «административку». Суть в том, что среди осужденных есть множество людей, умных, талантливый, перспективных, которым не повезло.  

Оправдывать их преступления не следует, но стоит помочь тем, кто изменился или хочет измениться. Разве вы не хотели получить второй шанс? Разве не заслуживали его? 

Источник: http://www.websmi.by/2019/06/o-trudnostyah-adaptatsii-na-svobode-byvshih-zaklyuchennyh-analiticheskaya-statya/

Новичку на зоне или как сидят первоходы

Как говорится от сумы и от тюрьмы не зарекайся, такое выражение можно встретить в любой точке России. И как говорится данное выражение не беспочвенное. Попасть на зону может любой человек, все зависит от того, попадает он туда умышленно, кто то преднамеренно, а кто то случайно. Случаев бывает очень много, но суть остается одна, следствие, суд, срок, судимость.

Но вот вопрос обсуждения стоит таким образом, как же отбывают наказание первоходы, что их там встречает и что может произойти. Просто все говорят по разному.

Кто то уверяет, что сейчас не важно по какой статье попасть и сидеть, а кто то говорит, зависит от человека и его собственного достоинства, но вот некоторые уверяют, что важно какая именно статья и как себя с самого начала ведет человек.

Читайте также:  Колония-поселение: что это такое в россии, как выглядит и чем отличается, могут ли быть в них переведены осужденные из тюрем, каковы правила, что значит карантин?

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛС

К примеру, взято с другого сайта обсуждение:

  • 15 заповедей по выживанию для первохода или как вести себя в тюрьме?
  • Как выжить первоходу на зоне?
  • Итак, ознакомившись с тюремным миром в общих чертах, начнем наше путешествие глазами первохода.
  • Карантин

После суда и этапирования, каждый осужденный попадает в карантин продолжительностью примерно две недели. Крайне неприятное место, но это необходимо просто перетерпеть и пережить: потом уже на самой зоне будет легче.

Перед помещением в карантин Вас внимательно и пристрастно обыщут: грубо и неприятно, но от этого никуда не деться, перетерпите. После чего оформят ваши личные данные и поместят в камеру. Уже на карантине можно приблизительно понять, какие порядки царят в колонии в целом.

В красных зонах вновь прибывших могут беспричинно избивать весь срок карантина: делается это, чтобы подавить волю человека и по возможности склонить его к сотрудничеству того или иного рода, а также «прощупать» на наличие денег.

Не рекомендуется соглашаться на какие-либо сделки в этот период, например, на покупку хорошей должности на промзоне, или на «вип-хату», или другие привилегии, даже если у Вас есть деньги на это:

Во-первых, могут просто обмануть, и вернуть деньги потом уже не удастся.

Во-вторых, если и не обманут, то потом Вы станете дойной коровой на весь срок заключения и уже не сможете сказать, что у Вас денег нет.

Просто переживите эти две недели как-нибудь. А потом, выйдя из карантина, немного освоившись и узнав что к чему, можете начать заключать такие сделки с теми людьми, которые реально что-то решают, и по относительно адекватным ценам.

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/pervokhod pravovoi.center © 

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛС

Так же вот ниже описывается на одном из интрнет ресурсов, какие ошибки не нужно совершать первоходам:

10 место

Прежде чем поздороваться, за это по голове не бьют, спросите, кто ты по жизни?

9 место

Нельзя брать у первого попавшегося сигареты или какие-либо другие предметы обихода, кружку. Лучше задать вопрос, который был обозначен вверху, а иначе передать вещи может добродетель из-за которого жить Вам в петушином углу.

7 место

Туалет место вонючее, с одной стороны, а с другой -сакральное. Пошли на туалет (т.е. на светланку) — посмотрите, общая масса чем занимается. Кушает или нет. Если идете по-маленькому, то можно этого не делать. Ну а если по большому, то в обязательном порядке, иначе с Вас за это могут жестко спросить.

6 место

Опять туалет. Сходили Вы на него — помойте руки. В противном случае сокамерники плохо будут о думать о вашей персоне. В глаза скажут не все, а осадочек останется и не только на руках.

5 место

Если сосед пошел в туалет по тяжелому, то не вздумайте чистить зубы. Во-первых в тюрьме это неприлично. Во-вторых, могут подарить миску с дырочкой.

4 место

Нельзя с обиженными кушать за одной платформой, т.е. за столом. Опытный арестант спросит: «ТЫ кто?». Петух ему честно ответит, после чего опытный арестант пошлет его куда подальше.

3 место

Заходя в камеру, Вы о ней ничего не знаете, поскольку администрация ситуацию лично никому не докладывает. Камера может быть цветная или черная. Вы здороваетесь. Вам говорят: Тащи булки сюда. Подходите, вам протянут руку, но прежде спросите: По жизни все нормально? За такие вопросы по голове не бьют.

2 место

Если в камере больше 25-30 человек, а 2-3 человека обиженные, то не притрагивайтесь к уборке в камере. Петухам так же выделяется с общего стола чай, курить, конфетки. С опущенным не стоит чай рядом пить или курить. Как говорят старые арестанты: по незнанке КТ. Вцепятся в Вас и будете Вы не правы. Поедете, как говится, к своим.

1 место

Не хрен хвастаться какой Вы крутой любовник. Ныряли ВЫ в пилотку, лизали то, что люди не лижут — дорога в петушиный угол. Лучше молчать.

Будь Вы хоть на тюрьме, хоть в зоне не давайте никогда и никому повода и не лезьте никогда в кружку к обиженному. Встали ночью — захотели чай, а кипятильник один висит. Лучше не брать его, а то он может оказаться собственностью петушиной братии. Встает главпетух и говорит: «Милости прошу к нашему шалашу.»

Источник: https://yurlitsa.ru/popular-discussions/novichku-na-zone-ili-kak-sidyat-pervokhody-2544/

Что нельзя делать ночью в тюрьме

Что нельзя делать в тюрьме ночью, какие вещи недопустимы на зоне никогда, а также общие рекомендации, которые надо соблюдать в МЛС

Жизнь в российских тюрьмах подчинена особым законам. Здесь не выключают на ночь свет, не желают спокойной ночи, а новичков — «первоходов» — поджидает масса неприятных сюрпризов. Зэки со стажем любят разыграть, а то и поглумиться над вновь прибывшими. Day.Az со ссылкой на the-criminal.ru расскажет, что нельзя делать ночью в российской тюрьме

ГДЕ ПРЕКЛОНИТЬ ГОЛОВУ

В каждой камере количество спальных мест — «шконок» — сильно ограничено, а заключенных всегда сверх меры. Спать приходится по очереди. «Заезжающему» в камеру новичку приходится сразу же знакомиться с местными порядками. Распределением мест и времени для сна занимается главный по камере, или «смотрящий». К нему и стоит обратиться первоходу.

Битком набитые камеры на воровской фене зовутся «ульями». Ситуаций, когда все зэки спят ночью одновременно, в таких местах просто не бывает. Пока одни заключенные кое-как пытаются подремать, другие бодрствуют. Кто-то играет в карты, кто-то переговаривается с соседом.

Камеры в любой российской тюрьме делятся на зоны. Привилегированными считаются места у окон, где посветлей и воздух посвежей. Здесь селятся воры в законе и их окружение. Места ближе к выходу — для простых зэков, или «мужиков». Доцент из «Джентльменов удачи» абсолютно правомерно претендовал на шконку возле окна, ведь он является криминальным авторитетом.

Несколько десятилетий назад еще не было столь явного разделения зэков по мастям, поэтому «опущенные» спали с остальной массой сидельцев. Обычно им выделялись самые плохие места: под шконками или возле «параши». Сейчас «петухов» селят в отдельные камеры для таких же униженных. В противном случае в «ульях» неминуемо будут вспыхивать жестокие конфликты.

ЧТО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ НОЧЬЮ

Осужденным приходится жить в очень скученных условиях. Обстановка в камере почти всегда крайне напряжена. Чтобы не провоцировать конфликты, каждый зэк придерживается определенных правил поведения. Главная задача в «улье» — никому не мешать и не позволять это делать другим.

В тюрьме категорически запрещено храпеть, и никого не волнует, что у соседа проблемы с дыханием или сломанный нос. Отучают от храпа очень быстро и жестко. Например, могут залить воду в рот спящего зэка или затушить о его ребра сигарету. Парочка таких уроков приводит к тому, что человек научается спать беззвучно и в любое время суток.

Тот, кто ночью не спит, развлекается, как умеет. Обычно сидельцы играют в карты и другие азартные игры. Первоходу не стоит даже пытаться вклиниться в игру опытных заключенных.

Со 100% вероятностью он окажется в проигрыше, а долг на зоне — святое дело. Новичкам, попавшимся на эту удочку, приходится умолять родственников, чтобы прислали денег.

Нередко речь идет о солидных суммах, за которые могут и убить.

ПРОЗВИЩЕ ДЛЯ НОВОГО СОСЕДА

«Погремушку», или прозвище, новичку дают в первую же ночь. Без соблюдения этой традиции ему и уснуть не позволят. Прозвище прилипает к зэку навсегда, остается с ним даже на свободе. По традиции, новичок должен подойти к окну и попросить: «Тюрьма-старушка, дай погремушку!» Соседи по камере спрашивают, по какой статье тот сидит, и начинают придумывать воровские клички.

Не всегда варианты предлагают сразу. Первоходу нужно просить «погремуху» до тех пор, пока не начнут поступать предложения. Если прозвище не нравится, можно и отказаться. Но слишком долго перебирать вариантами тоже нельзя. Сидельцу не позволяют бесконечно привередничать и рано или поздно все равно дают кличку.

В благодарность за оказанную честь только что «окрещенный» должен спеть что-нибудь по заказу соседей. Если сольный номер сокамерникам нравится, новичок считается официально принятым в воровской коллектив. После этого ему разрешается лечь спать.

Источник: https://news.day.az/unusual/1010530.html

"В тюрьме сидеть недешево". Заключенный — о жизни и заработках на зоне

МОСКВА, 21 авг — РИА Новости, Лариса Жукова. Около 650 тысяч россиян отбывают наказание в местах лишения свободы — по этому показателю наша страна занимает второе место в мире после США.

Несмотря на это российская пенитенциарная система остается довольно закрытой: о жизни заключенных известно не так много.

Корреспондент РИА Новости записала монолог одного из арестантов — автора Telegram-канала «Подвал», пожелавшего остаться анонимным.

О лагере

Я еще очень молод. Обычный парень из типичной семьи, учился на инженера в техникуме, оставался год. Почти сразу как появилась «возможность» сесть в тюрьму на строгий режим, я тут же ей «воспользовался».  Наказание отбываю недалеко от Москвы. Без разницы, как меня называют, — «заключенный», «зэк», «арестант». Ничего не меняется: как сидел, так и сижу.

Моя история связана с неосмотрительностью, даже глупостью. Без наркотиков она не обошлась. Почти половина заключенных — со статьей 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». — Прим. ред.). Недаром ее называют «народной». Вместо того чтобы лечить наркоманов, лишают свободы на долгие годы.

Лагеря делятся на «красные» и «черные». В «красных» власть — в руках администрации: телефоны и «вольные» вещи разрешены только «приближенным». Там практикуют бессмысленное насилие: например, к лому приваривают канализационный люк, чтобы получилась своеобразная лопата, и отправляют «ловить снежинки».

В «черных», помимо администрации, есть «блатные». Можно найти все: телефоны, игровые приставки, ноутбуки, алкоголь и даже наркотики. Около пяти лет наш лагерь был таким. Большая часть зоны не посещала столовую: каждый день жарили шашлыки, ходили где угодно, словом, «брод-ход». Был и отдельный барак, где гнали самогон.

Но после смены руководства пошло «закручивание гаек». Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения.

Ручную кладь запретили — выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики — на 300 с возможностью увеличения срока.

Мы перестали ходить в одиночку и без «мойки» (лезвия от бритвенного станка).

В тюрьме сидеть не так дешево, как кажется на первый взгляд. Во-первых, услуги адвоката: от 500 рублей до нескольких миллионов. Во-вторых, посылки и передачи: каждые два месяца — по пять тысяч минимум без учета стоимости сигарет. В-третьих, нужно платить за длительные свидания. В-четвертых — расходы на улучшение жилищных условий.

У каждого заключенного свой счет в бухгалтерии, который «путешествует» вместе с личным делом.

Туда приходят пенсии, зарплаты и переводы от друзей и родственников, его используют для покупок в местном магазине и оплаты штрафов за нарушения. Ограничение — девять с половиной тысяч рублей в месяц.

Иногда оплачивают услуги фотографа, чтобы отправить снимки родным: обычно снимают около церкви, это самое красивое место в лагере.

В бараках постоянно тратятся на уборку и чай, конфеты и сигареты для тех страдальцев, которые попадают в карантин, изолятор или больницу.

Поэтому здесь своя «налоговая система»: скидываемся каждый месяц в общий мешок, который находится в «блатном» углу в каждом бараке. Сумма устанавливается индивидуально в первую неделю. Обычно это тысяча рублей.

С мелких наркоторговцев берут около трех тысяч. Те, кто попал за изнасилование, доплачивают больше, чтобы их не трогали.

Есть и «добровольно-принудительные» сборы: за провоз запрещенных вещей и за мобильную связь с тех, у кого есть телефон, — по 500 рублей.

Большая часть переводов проходит  через интернет-кошельки, которые есть почти у каждого: достаточно мобильного номера. Криптовалюта не используется — слишком сложно. Порой суммы отправляют в тюрьмы для особо опасных преступников, например во Владимирский централ.

Сам телефон — отдельная статья расходов. Он попадает тремя путями: через сотрудников, заезжающие машины и «вбросы», поэтому стоит в два раза дороже, чем на свободе. Охота за средствами связи ведется всегда.

За телефон можно не только лишиться крупных сумм с интернет-счета, привязанного к номеру, но и попасть в изолятор на 15 суток и получить статус «злостного нарушителя» — до восьми лет дополнительного надзора.

В почете различные умельцы. Одним заключенным нужны четки, нарды, шахматы, картины. Другим —  юридическая поддержка в написании апелляционных и кассационных жалоб. Третьим — ремонт телефона или зарядки. За все эти услуги заключенные готовы платить друг другу. Фиксированные цены не принято устанавливать, и каждый благодарит по-своему. 

Некоторые особо красноречивые находят «заочниц» — девушек, которые готовы их ждать и переводить им деньги. Удержать внимание, когда находишься за решеткой, — это талант, поэтому нельзя сказать, что это массовое явление. Были случаи и браков с новыми знакомыми на зоне. Когда два одиноких сердца находят друг друга, никакие заборы их не останавливают.

Отдельная золотая жила для общака — это игры. За каждую партию платят, вне зависимости от выигрыша или проигрыша, около 15 рублей. Чаще всего играют в кости, карты и нарды.  Шахматы и нарды разрешены, карты — нет, но их легко спрятать. Особо удачливые попадают на невезучих с деньгами, и их выигрыш может приблизиться к шестизначной сумме.

Я сам не играю: это не мое. Зарабатываю другими способами: пассивный доход от сделанных инвестиций составляет около десяти тысяч в месяц.  До изъятия телефона я пытался торговать на Форексе, но не успевал следить за всеми фундаментальными событиями и новостями и бросил. На бирже играть не получается: то нет нужной «свободной монеты», то тормозит сайт, то нужна регистрация с фотографией. 

Сейчас осваиваю криптовалюты. Инвестирую в интересные и долгие проекты. Коплю на «подушку безопасности», которая на свободе принесет больше пользы. Дохода от ведения блога у меня пока нет: читаемость нестабильная.

Единственное, что из тюремных стереотипов более-менее сохраняется, — касты. Это «блатные» (с привилегиями), «козы» (занимающие административные должности вроде библиотекаря и сотрудничающие с администрацией), «мужики» (обыкновенные заключенные), «шерсть» (обслуживающий персонал) и «петухи» (низшая каста).

В основном все они из неблагополучных семей и богом забытых мест, где молодежи нечем заняться. В отсутствие вариантов «выбиться в люди» употребляют алкоголь и наркотики, и это приводит к печальным последствиям.

Главный враг в тюрьме — это время. Его идеальный «убийца» — телефон с мобильным интернетом, окном в большой мир. Но после тотальных проверок телефоны изъяли, и жизнь на бараке стала монотонной.

Читайте также:  Каско сетелем: список аккредитованных страховых компаний этим банком,как оформить, стоимость полиса и какие штрафы можно получить?

Телевизор здесь работает весь день, но выбор скуден: в лучшем случае — десять каналов, чаще — три. В основном показывают новости. Многие стали заниматься спортом, кто-то пошел работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный вариант — промзона: денег не заработаешь, но килькой в банке чувствовать себя перестаешь.

Про побег мы не говорим. Здесь не считают «побегушников» героями —  героев в тюрьму не сажают. Тех, кто сбегает без причин и портит положение всего лагеря, могут вообще отправить к «петухам». Хотя из лагеря сбежать несложно.

Но скрываться придется всю жизнь. В крупных городах лучше не появляться — технологии легко выдадут местоположение.  На побег за границу нужны деньги. А жить отшельником в лесу в надежде, что не обнаружат, значит не расслабляться ни на минуту: может развиться мания преследования.

В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились.

Сначала я цеплялся за последние нити: рассчитывал, что на первом суде отпустят под подписку или домашний арест. В СИЗО надеялся, что вердикт судьи будет в мою пользу, максимум дадут условный срок. Но, увы, оправдательных приговоров практически не бывает, и статья была тяжелой.

Я попал сюда по своей вине, за свою глупость. Но оказавшись здесь, узнал, какова моя настоящая цена в глазах окружения без «фантиков» в виде социального положения и хорошей работы. Я остался как будто голым. Из всех родственников и друзей остались всего несколько человек, которые до сих пор беспокоятся за меня и всячески поддерживают. Не знаю, что бы я без них делал.

Скорее всего, я не буду продолжать учебу. Во-первых, с судимостью могут не взять обратно, а во-вторых, радиотехника — не мое. Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.

Источник: https://ria.ru/20170821/1500655378.html

О местах не столь отдаленных и их обитателях.. (3 статьи)

?

О местах не столь отдаленных и их обитателях.. (3 статьи) bolivar_s wrote in hist_etnolJune 12th, 2017

Что нельзя скрывать от сокамерников в российской тюрьме

Негласное тюремное правило гласит: меньше говори, больше слушай. Но есть информация, которой с сокамерниками лучше поделиться.

И первоход, и сиделец со стажем при «заезде» в тюрьму должны рассказать смотрящему камеры о себе и своем прошлом: за что «закрыли», что за ходки были прежде и в каком месте лишения свободы (МЛС) отбывал срок.

Такая «фильтрация», как правило, необходима для отсева блатных и подосланных администрацией тюрьмы (колонии) стукачей.

Но это вовсе не означает, что «заехавший» должен вывернуть перед смотрящим душу наизнанку, — исходящая от опытного сидельца информация всегда дозирована, без лишних подробностей: говоруна может заложить администрации МЛС или тот же камерный стукач.

Однако прикидываться честным фраером, если ты, к примеру, по жизни «козел» (осужденный, сотрудничавший с администрацией) или «шнырь» (прислуга у воров в законе и блатных), чревато серьезными последствиями — за подобный «гон» обманщика могут и «опустить» до статуса «петуха».

Опытные сидельцы настоятельно рекомендуют не играть в тюрьме в карты: в случае проигрыша непременно придется расплачиваться, а за неимением средств и возможностей для этого должник может быть понижен в масти вплоть дол опущенного. При выигрыше же утаивать долю от братвы нельзя — надо делиться с сокамерниками, «заслать» на общак.

То же самое происходит при получении осужденным передачи с воли — кушать съестное тайком в одиночку не принято. Когда сиделец обзаведется своим «ближним кругом», впоследствии он делится продуктами, чаем и сигаретами обычно только с ними.

Скрывать свои финансовые возможности и количество поступлений передач с воли бессмысленно и неразумно — за сигареты и чай сокамерники обеспеченному сидельцу могут оказать массу ценных услуг.

Как бы это странно ни звучало для непосвященных, перед сокамерниками не стоит прятать и собственные эмоции, если, разумеется, того требуют тюремные понятия. Слово «обида» здесь не подходит, поскольку оно и его производные в неволе употребляются только по отношению к определенной масти осужденных.

Если осужденный подвергся унижению, пусть даже словесно, по тюремному закону за такое с «огорчившего» нужно немедленно спросить. Чаще всего «ответка» выражается в применении физической силы.

По полицейской статистике, большинство бытовых, «застольных» убийств, совершаемых матерыми рецидивистами на воле, происходит как раз по причине того, что бывшему зеку кто-то что-то «неправильное» сказал.

Оскорбленный осужденный, скрывающий свои чувства и не защитивший себя, неминуемо теряет уважение в коллективе и серьезно рискует «опуститься» в масти. Аналогичная участь ждет и любителей интриг — сплетен, тайком распускаемых осужденными о других сидельцах. С «перемалывающего косточки» также могут спросить, переломав при этом болтуну кости на самом деле.

Хотя все это вовсе не означает, что неопытный сиделец, в принципе, не вправе узнать о чем-либо важном у старожилов. Скрывать свое любопытство в данном случае как раз себе дороже — лучше узнать о правилах поведения в тюрьме заранее.

Правда, при этом еще следует обратиться по понятиям. За фразу «можно спросить?» новичка сразу побьют — данное обращение означает, что вы хотите призвать собеседника к ответу за «косяк».   http://russian7.ru/post/chto-nelzya-skryvat-ot-sokamernikov-v/

Почему в тюрьме нельзя заступаться за других

В тюрьме — свои законы. Имеются и правила поведения, нарушение которых влечет за собой серьезные проблемы, а их там и без того хватает.

Главное правило, которое очень жестко соблюдается в тюрьме: каждый сам отвечает за себя. Поэтому нужно быть очень осторожным, говоря что-то или делая. Действия заключенного не должны задевать тех, с кем он общается, или давать повод для унижения его самого.

Есть непререкаемые правила, которые нужно знать и выполнять: нельзя ничего поднимать с пола, прикасаться к «опущенным» и их вещам, нужно мыть руки после посещения туалета (не из гигиенических соображений, а чтобы не «зафарчмить» того, за что будешь потом браться) и так далее.

Невыполнение этих законов влечет за собой вполне определенные последствия — жестокие избиения.Одно их важных тюремных правил: каждый человек должен отвечать за себя сам. От того, как он это сделает, будет зависеть его судьба. Потом уже кто-то может вмешаться и, возможно, помочь. Потому крайне важно, чтобы первое слово оставалось за самим человеком.

Ему обязательно дают возможность высказаться. Поэтому, когда начинаются разборки и кто-то кому-то бросает вызов или призывает к ответу, все вокруг ждут реакции, не вмешиваясь.

Если заключенного, например, обвинили в чем-то, а он в ответ на это промолчал, это расценивается как согласие. Если кто-то скажет что-то раньше ответчика, то все претензии и разборки автоматически перейдут к нему, и заступнику придется отвечать.

На зоне очень серьезно относятся к сказанным словам. Если ты что-то пообещал, то должен это сделать. Если угрожаешь, реализуй угрозу, иначе подорвешь свой авторитет. Главное правило, которого необходимо придерживаться: «Мужик сказал – мужик сделал».

Конечно, за невыполненные обещания не «опустят», но есть все шансы стать изгоем. «Чморить», то есть издеваться будут всей камерой.Поэтому, проявив жалость к соседу по камере, можно нарваться на серьезные неприятности и необходимость отвечать перед смотрящим или сходняком. Вряд ли кому-то это понравится.

Поэтому не стоит осуждать тех, кто безучастно смотрит на творящийся у него на глазах беспредел.

В тюрьме нет понятия «нечаянно», нет возможности искупить свою вину, нужно «отвечать за базар». В таких условиях у каждого достаточно своих проблем, чтобы брать на себя еще и чужие.

Заступаться за своего в разборках принято у семейников, тех, кто ведет быт совместно и делит между собой еду. Однако и они должны это делать по правилам и в строго определенный момент.

Они же могут и наказать своего, если такое потребуется

За порядком в камере обычно следят смотрящий и его приближенные — это блатные, чей голос имеет значение в случае решения каких-то конфликтов между сидельцами. Но, как правило, именно они и устраивают беспредел.

В тюрьме нельзя вообще никому делать замечания – это прерогатива смотрящего. Если его устраивает то, что происходит, значит, так тому и быть.

А вот если кто-то из заключенных начинает сопротивляться совершаемому против него беспределу, тогда вместе с другими можно разнять дерущихся и развести их подальше друг от друга.

Но делать это нужно не в одиночку, а обязательно вместе с другими, чтобы не стать стороной конфликта.   http://russian7.ru/post/pochemu-v-tyurme-nelzya-zastupatsya-za/

Кто такой смотрящий в российской тюрьме?

Жизнь в тюрьме подчинена своим законам и понятиям. Как в типичной группе социума, здесь каждый играет определенную роль, имея четкие права и обязанности. Все заключенные делятся на разные классы — масти. Смотрящие относятся к числу элитных. Как же становятся смотрящими? Чем занимаются эти люди?

На воровском жаргоне «смотрящий» — это уголовный авторитет, который решает возникающие на зоне вопросы и отвечает за все происходящее во вверенном ему сообществе заключенных.

Функции, которые выполняет смотрящий на своем посту, помогают лучше понять сущность масти. Он занимается проверкой вновь поступающих осужденных, контролирует выполнение обязанностей каждым из зэков в тюремном коллективе.

Смотрящий распределяет заключенных по мастям, разрешает споры и конфликтные ситуации, улаживает хозяйственные, бытовые вопросы.

Он следит за общаком, общается с администрацией, контролирует весь ход событий на своей территории, не допуская нарушения принципа «жить по понятиям».

Более конкретно функции смотрящего формируются в зависимости от места занимаемого в тюремной иерархии.

Смотрящий за зоной. Положенец, главный смотрящий. Это самый авторитетный, жесткий, обладающий железной выдержкой и стойким характером зэк. Он имеет хорошие отношения с ворами в законе, курирует наиболее серьезные и запутанные вопросы.Смотрящий за каким-либо из подразделений.

На эту должность чаще всего ставится зэк с опытом, старше остальных по возрасту и имеющий весомый «послужной список». Он неукоснительно соблюдает все правила и знает, как строить общение, будучи посредником между заключенными и сотрудниками тюрьмы.Смотрящий за общаком. Первый помощник положенца.

Он контролирует доставку провианта, товаров первой необходимости, табака и других предметов быта, а также отвечает за финансовые операции.

Смотрящий за карантином. «Карантином» называется отделение для временного пребывания новых заключенных. Здесь смотрящий помимо решения бытовых вопросов и разбора конфликтных ситуаций «сортирует» новичков по мастям. Таким образом он предрешает их дальнейшую судьбу — в каком качестве им отбывать сроки.

Первые смотрящие отметились в тюремных хрониках ориентировочно в 80-е годы XX столетия. Исходя из названия должности, создавались они как управленческая единица, способная контролировать дисциплину среди заключенных.Попасть на эту «должность» нелегко.

По воровским понятиям кандидат в смотрящие должен обладать целым рядом достоинств и качеств, которые с точки зрения свободного человека, скорее, являются недостатками. Смотрящий не должен служить в армии — служивших обзывают «автоматной рожей», и они не пользуются авторитетом среди заключенных.

Не могут претендовать на эту роль и заключенные, работавшие в полиции, профессиональные военные, а также работавшие на госслужбе.Не могут стать смотрящими зэки, сидящие за убийство или насилие.

Предпочтение при выборе отдается заключенным, которые пользуются авторитетом у той общности, за которой будут следить.

При этом кандидаты должны иметь криминальное прошлое с весомым списком правонарушений, обладать тюремным опытом, уметь принимать решения и устранять конфликтные ситуации, быть способными грамотно строить общение с администрацией учреждения и неукоснительно соблюдать свои обязанности.

Источник: https://hist-etnol.livejournal.com/5456422.html

Что нельзя делать в русской тюрьме?

Самое сложное время для человека, который находится в тюрьме – первая неделя. За это время «новичок» должен привыкнуть к окружающей обстановке, принять существующие правила и приобрести статус.

С первого шага в камеру он должен зарекомендовать себя так, чтобы его «отсидка» не стала еще большим кошмаром. Учить понятия, шутки, ЧаВо(частные задаваемые вопросы) и лучшие ответы на них можно, но это вряд ли поможет. Лучше запомнить несколько «нельзя».

Нельзя «болтать много и не по делу, пытаясь сойти за «своего парня». Не надо давать лишнюю информацию, кроме имени, отчества и причину, по которой «заехали». Нельзя много говорить о себе, особенно в первые дни, когда непонятно, кто есть кто.

Давно сидящие – хорошие «психологи», а возбужденный последними событиями новичок может сказать лишнего, за что потом придется отвечать. Если начинают говорить с апломбом, мол «не уважаешь» – это всего лишь провокация, на которую лучше не вестись.

Лучше слушать то, рассказывают арестанты, или на тюремном языке, «работать на прием».

Нельзя сразу протягивать руку для приветствия в первый день. Пожимать руку можно не всем – «испачкаться» можно так, что потом до конца срока не «отмыться». Разговаривать с «чертями» такими тоже нельзя.

Нельзя «понтоваться», пытаться выглядеть «матерым». Со временем неопытность станет видно, лучше вести себя естественно. Нельзя материться и использовать производные от мата слова.

Нельзя употреблять некоторые слова. Слова вежливости: «спасибо» – заменить на «благодарю» или «признателен», вместо «пожалуйста» – «по возможности». Нельзя употреблять слово «спросить», потому что в тюрьме оно означает «привлечь к ответу».

В тюрьме можно только интересоваться. Нельзя говорить «обидеть», потому что на тюремном языке это означает «опустить». Слово «свидетель» лучше заменить на «очевидец». Не стоит употреблять слово «докажу», лучше «обосную».

«До свидания» тоже считается опасным словом вежливости.

Обычно в тюрьме санузел ничем не огорожен, в целях безопасности, чтобы зэки не могли покончить жизнь самоубийством.

Тюремный этикет гласит: необходимо тщательно мыть руки, иначе все ваши и чужие вещи, к которым вы прикоснулись, становятся «запомоенными».

Читайте также:  Страховая мало заплатила по осаго: что делать если не согласен, как это оспорить и можно ли увеличить сумму, а также каковы сроки обжалования?

А если не вымывший руки человек пожмет руку другому, то другой заключенный может «влепить» за такую обиду. По тюремной гигиене нельзя есть, когда сокамерник справляет свои потребности, и наоборот.

Нельзя играть в карты в камере. По законам тюрьмы, долгами считаются только карточные долги, поэтому играть опасно. В любом случае, всегда найдется шулер, который обыграет.

Нельзя брать личные вещи сокамерников без разрешения, даже книгу – иначе не избежать обвинения в краже. А красть « у своих» даже хуже, чем быть в тесном контакте с администрацией. Можно взять то, что лежит на столе, из так называемого «общага», в который нужно будет вернуть то, что было взято.

Тот, кто его дал, будет считать должным ему за кличку. А долги в тюрьме лучше не делать – их сложно отдать.

Нельзя устанавливать тесный контакт с администрацией. Иначе сокамерники могут решить, такой человек пишет доносы, и жизнь его станет невыносимой – постоянные оскорбления, изоляция.

Заключенные в тюрьмах делятся на три категории: мужики – заключенные, которые работают на производстве, не сотрудничают с администрацией, мирно сидят срок; красные – помощники администрации, стукачи; блатные – не работают, идут на конфликт с администрацией тюрьмы.

Есть еще одна «каста» – черти, люди, которые отличаются слабым характером, либо сломались, либо бомжи. И самое нижнее «сословие» — так называемые «опущенные».

  • Существует 6 «никогда» в тюрьме:
    Никогда не оправдываться
    Никогда не жаловаться
    Никогда не хвастаться
    Никогда не обсуждать других
    Никогда не просить что-то, если без этого можно обойтись
  • Никогда не врать.

Источник: https://russian7.ru/post/chto-nelzya-delat-v-russkoy-tyurme/

Личный опыт: Как я сидел по 282-й статье

  • Для политзэка путь повышения статуса через приобщение к блатным чреват утратой всего, что имело смысл в жизни. Красный режим заставляет одних третировать других
  • и отнимает здоровье.

Правила выживания

День на зоне — неотвратимый повтор вчерашнего: отход ко сну, нервное и неохотное пробуждение, надоевшие проверки, череда одних и тех же лиц и рутинное развлечение, телевизор. Проверки не изменились со времён Варлама Шаламова: выход под ругань из бараков на плац. Обжигающее солнце или мороз –30 градусов с ветром — нет разницы.

Замерзаешь: в летних ботинках, без перчаток и шарфов (запрещены), руки в карманы класть тоже нельзя. Шапка-ушанка как сарказм: «уши» приспускать недопустимо — нарушение формы одежды. Всё это режимные мучения, но мир вокруг живёт и своим лагерным культом, сформировавшимся из сплава блатного беспредела и глупости человеческого дна.

Жизнь на зоне, упрощённая до отупляющей рефлексии, имеет свойство непредсказуемо пересекающихся линий: ад, который был рядом с тобой, вдруг обрушивается и на тебя.

Утром ты весело дербанил пакет с конфетами, лил сгущёнку в кофе, а днём тебя отлупили активисты или корысти ради подловили на чём-то блатные и переправили с удобной шконки подальше. Или приехали опера делать новое дело.

Миг — и однотипный день рушится и переворачивает судьбу зэка.

У входа в жилой барак есть угол печали и разврата, там живут обиженные, опущенные и рабочие «педерасты». Отправленный блатными в «обиженные» молодой горожанин. «А что? Лизал жене между ног, ах ты петух!» Облитый мочой операми на красном лагере соседствует с пассивным геем. Последние, помимо отвратительных наклонностей и пародии на женоподобное поведение, ещё и стучат ментам.

Чаще всего страдают гомосексуализмом жители деревень и депрессивных рабочих окраин. По мнению автора, они воспринимают своё мужеложство как досадную данность. «Петушиный угол» — ограда лагерной иерархии, мимо которой перемещаются зэки раз за разом днём и ночью, и периодически вдруг кто-то начинает новую жизнь там. Нет зэка, который не «гонял» — как бы не оказаться там ненароком.

Привыкаешь ко всему: придиркам администрации, дерьмовой еде, подъёму, скученности барака. Перестраиваешься под ритм, но одно нерушимо: тебе на зоне жить с не очень приятными, но настырными людьми.

Хотя красные и чёрные режимы — это разные планеты, диаметрально противоположные, как Марс и Венера, они сварены из одного продукта.

Идентичный, как говорил один поломанный политзэк, «социально близкий», человеческий материал обитателей мест не столь отдалённых за разными красками един, по сути.

Блатные в чёрных зонах подавляют народ интригами, статусами и словоблудием «понятий». Актив в красных, в прошлом чаще те же блатные, действуют прямее — кулаками и угрозами сломать. Вчерашние отрицающие режим блатные с пеной у рта строят барак.

Ещё недавно вразумляющие, как жить по понятиям, не вылезают из оперотделов и выбивают с зэков деньги на ремонты и прочую «гуманитарную помощь». Фактически ФСИН развращает уголовных. В качестве редких оправданий тирады: «Это не мы плохие, это на этапах черти по объявлению начали приезжать, они положение ******** [растратили]».

В лагере сливки и гегемоны общества — не те, с кем тебе интересно делить беседу. На воле они — ехидство, падаль дешёвых пивнушек или вечные неудачники.

Скользкая грань чёрной зоны чревата немилосердным падением. На чёрной зоне всегда прав блатной бастард. Для политзэка путь повышения статуса через приобщение к блатным чреват утратой всего, что имело смысл в жизни.

Красный режим заставляет одних третировать других и отнимает здоровье. И всё-таки часто говорят, что на умеренно красной зоне как-то легче отгородиться от биомассы в робах и сидеть по-своему, вращаясь в компании по уму.

 

Источник: http://www.furfur.me/furfur/freedom/freedom/215797-zona

Что запрещено утаивать от сокамерников в русской тюрьме. Что нельзя делать в русской тюрьме? Драться надо — так дерись

Собеседника «Интерфакса», основной версией гибели Евдокимова является его убийство лицами, которые опасались, что он даст против них показания. Источник отмечает, что это не связано с деятельностью ракетно-космической отрасли.

Официальный представитель столичной прокуратуры Елена Россохина , что Евдокимов умер насильственной смертью. После этого Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Убийство». Известно, что в день смерти Евдокимова перевели в камеру без видеонаблюдения.

Член ОНК Когершын Сагиева побывала в СИЗО номер пять, где содержался Владимир Евдокимов, и поговорила с его четырьмя сокамерниками.

Воскобойникова: Сейчас с нами на связи наша коллега Когершын Сагиева, которая помимо всего прочего является членом ОНК и недавно была в СИЗО, как раз где содержался Евдокимов. Когершын, какие ты знаешь подробности этой истории?

Сагиева:
Здравствуй, Женя. Вчера я провела пять часов в СИЗО №5, СИЗО «Водник» оно называется, потому что только вчера появилась возможность поговорить с сокамерниками, до этого они были у следователя, и их не выпускали к членам комиссии, к членам ОНК. Я сейчас буду заглядывать в свои заметки, у меня тут с собой блокнот, и поэтому буду опускать взгляд.

Смотрите, есть несколько нестыковок, связанных с происшествием, о которых я сейчас расскажу, и они заставляют предполагать, что в ту ночь действительно случилось что-то страшное, возможно, даже спланированное, и тому есть одиннадцать свидетелей, которые сейчас говорят, что ничего не видели, и нечего не слышали, и ничего не знают.

Начнем с того, что предшествовало событию. Итак, Владимир Евдокимов, исполнительный директор по контролю качества «Роскосмоса», не так давно, в начале декабря, он оказывается в СИЗО №5.

Внимание — он не оказывается в СИЗО «Лефортово» или «Матросская тишина», куда обычно определяют руководителей крупных корпораций, там, да, действительно, строгий режим, но при этом обеспечивается и максимальная безопасность. Евдокимов оказывается в обычном СИЗО.

Сидит он с мошенниками, но, к счастью, не с ворами и убийцами, хотя бывает и такое. Иногда бывает, что подсаживают людей со статьями, которые не должны стыковаться законодательно, в данном случае нарушений не было.

Дальше, внимание, в декабре он оказывается в СИЗО «Водник», а в феврале его из камеры, как ты уже сказала, где есть видеофиксация, переводят в камеру, где видеофиксации нет. При этом в предыдущей камере всего шесть человек, в камере, куда его перевели, уже сидит двенадцать человек.

И происшествие, то, о чем мы говорим, оно случается в ночь с пятницы на субботу, при этом в четверг, за день до этого, Евдокимов говорил со своим адвокатом, с которым мне тоже удалось пообщаться, и она рассказывает, что у них были наполеоновские планы на то, чтобы дальше отстаивать свои интересы в суде, и ни о какой депрессии речи нет, и ни о каком повергнутом состоянии тоже речи нет.

Дальше, и самое главное, мы вчера поговорили с четырьмя сокамерниками, не со всеми, а с теми, с кем удалось поговорить, с теми, кого отпустили следователи, которые продолжают работу.

Итак, все они говорят следующее, во-первых, Евдокимов был хорошим, добрым, отзывчивым человеком, он был старшим, и поэтому к нем относились с уважением в камере. В тот день ничего необычного с ним не происходило, он сидел писал письма, после — заполнял документы.

Один из сокамерников сказал, что вечером Евдокимов занервничал и даже закурил, чего раньше с ним не случалось, курил он в туалете.

Кроме того, другой сокамерник сказал, что перед сном Евдокимов ел яблоко и чистил его, возможно, тем же самым ножом, который потом нашли следователи.

Кроме того, все, как один, говорят, что около 12 ночи, после того, как прекратили смотреть телевидение, там есть ограничения, все легли спать и заснули очень крепко. Проснулись от того, что один из сокамерников выбил дверь и начал кричать: «Володя, Володя».

После — шум, гам, прибегают сотрудники СИЗО, после прибегают медицинские работники, фиксируют смерть, его увозят на «скорой», но человека уже не спасти.

Внимание: ты сказала, что у него два ранения, на самом деле у него три ранения: два ранения — в районе ребер и одно ранение — в районе шеи. Все эти люди видели труп, но никто из них не говорит о том, какого характера были раны. Все они говорят: «Мы видели, но мы ничего не поняли, потому что было слишком очень много крови».

Дальше, событие произошло в 2, 3, 4 часа ночи, данные разнятся. Но внимание, вот здесь начинаются нестыковки, дело в том, что обычно в СИЗО по ночам не спят.

В СИЗО ночь — это время, когда «закипает» жизнь, в СИЗО это время, когда начинает работать работать так называемая дорога — это веревочная система передачи записок друг другу, передача каких-то мелких вещей, и то, что все в этот момент крепко-крепко спали, даже тот человек, который спал над Евдокимовым, с которым мы поговорили, даже тот человек, который спал напротив туалета, с которым мы поговорили, все они спали, как младенцы, — это заставляет задуматься.

Труп был найден холодным, то есть спали они крепко и долго. Кроме того, один из сокамерников, тот самый, который нашел Евдокимова, сказал, что он труп тащил.

Зачем он тащил труп? Люди сидят в СИЗО, люди столкнулись с законом, они что, не знают, что если что-то случилось, нельзя прикасаться ни к чему вокруг? Зачем они это делали? Кроме того, как я уже сказала, в этой камере якобы не было видеонаблюдения, хотя в других камерах есть.

Сейчас, к сожалению, нет возможности проверить, были ли какие-то стойки мелкие в углах, обычно камеры там висят, потому что нас не пустили в ту самую камеру, чтобы посмотреть на место происшествия, поскольку там еще пока работают следователи.

Я хочу сказать, что ОНК сейчас проводит собственное расследование, и мы будем продолжать общаться с сокамерниками. Следственный комитет, как ты уже сказала, действительно возбудил уголовное дело по статье 105 «Убийство». Уже потом заговорили о возможном самоубийстве, дескать, вот эти тяжелые раны нанес он себе сам.

Воскобойникова: Когершын, скажи, есть ли у ОНК или у тебя лично какие-то предположения, кому это было выгодно, и кто мог спланировать подобное убийство, вообще на каком уровне такой план мог родиться?

Сагиева:
Вчера мы обсуждали это между собой, и вы, наверное, видели, может быть, не видели статью Евы Меркачевой, в которой она говорит о том, что есть такая схема, это не значит, что она здесь была применена, когда в камеру подсаживают действительно убийцу, который ждет свою жертву.

Второй момент — конечно же делать какие-то предположения, кому это выгодно было, и в условиях этой камеры, очень тяжело, поскольку все-таки он не сидел с ворами и убийцами, он сидел с людьми, у которых были экономические статьи: «контрабанда», «наркотики», но не было тяжелых статей, то есть не было таких разбойников рядом.

Слушайте, три ранения, три колотых ранения, кровь, люди вокруг ничего не слышат, находят труп уже холодным… Неужели три ранения можно нанести, чтобы не было криков? Правда же, очень много нестыковок, очень много вещей, которые заставляют думать о том, что все-таки не так все просто в этом деле. И я надеюсь, что сегодня удастся пообщаться с другими сокамерниками, потому что эти люди что-то знают наверняка, и все они очень нервничают, и все они так активно говорят о том, что это самоубийство, что начинаешь конечно же во всем сомневаться.

Воскобойникова: Когершын, спасибо тебе за столь подробный рассказ. Я думаю, что во всем произошедшем будем в любом случае разбираться следствие.

Источник: https://artpos.ru/signs/chto-zapreshcheno-utaivat-ot-sokamernikov-v-russkoi-tyurme-chto-nelzya-delat-v.html

Ссылка на основную публикацию