Колонии для бывших сотрудников мвд – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органов

Исправительная колония № 3, открытая в 1935 году на окраине Иркутска — в предместье Рабочем, теперь оказалась в самом его центре. От трамвайной остановки до нее пешком несколько минут. Как говорят сотрудники ГУФСИН, территория здесь совсем маленькая, расти вширь колонии некуда, поэтому она растет в высоту: имеющиеся здания постепенно надстраивают.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовКолонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовНа территории колонииКолонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовНа территории колонии

В колонии строгого режима отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов и судов. В ИК-3 содержатся те, кто осужден впервые.

— Здесь отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления. Убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, изнасилование, торговля наркотиками в крупных размерах, взяточничество в крупных размерах. В среднем здесь находятся от пяти до 25 лет, — рассказывает начальник колонии, подполковник внутренней службы Анатолий Юдов.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовАнатолий Юдов

ИК-3 — единственное на территории Сибири и Дальнего Востока учреждение для бывших сотрудников органов внутренних дел. Всего по России работает четыре-пять таких колоний.

— На данный момент учреждение полностью заполнено, даже с небольшим излишком. Много в Российской Федерации бывших сотрудников, совершивших преступления, — поясняет Юдов.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовНа территории колонии

В исправительной колонии сегодня находятся 1220 осужденных. Больше половины из них трудоустроены — 624 человека.

В обувном цехе трудятся 120 человек, работу швейного производства обеспечивают 140 осужденных, 90 человек занимаются деревообработкой.

Как рассказал заместитель начальника колонии Дмитрий Федоров, за девять месяцев этого года от работы всех производств получили доходов на сумму около 141 миллиона рублей.

Выпуск обуви в ИК-3 начали в 1997 году. Учреждение выкупило оборудование у иркутской обувной фабрики «Ангара». Под три цеха с полным циклом производства отвели здание, где раньше занимались деревообработкой.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовОбувное производствоКолонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовОбувное производствоКолонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовКолодки

За 20 лет работы производство выпустило 1,5 миллиона пар обуви общей стоимостью порядка миллиарда рублей. В год здесь изготавливают 100 тысяч пар. Разработано более 100 моделей обуви. В 2017 году в массовое производство запущены три модели для осужденных мужчин и две модели повседневной обуви, которые поставляют в 17 регионов России.

Сначала нам показали цех, где происходит окончательный этап изготовления обуви. В прошлом году ИК-3 приобрела современную инжекторно-литьевую машину и пресс-формы.

Устаревающее клеепрошивное крепление подошвы заменили на литьевое. Теперь с помощью оборудования выполняют двухслойное литье подошвы.

Обувь на такой подошве долго носится, морозоустойчива, не скользит и максимально комфортна при ходьбе.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовИнжекторно-литьевая машинаКолонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органов

В сутки на линии можно произвести до двух тысяч пар обуви. Цех начинает работать в 8:00. Работа организована в две или три смены в зависимости от объемов производимой продукции. Продолжительность рабочего дня у осужденных семь часов.

На обувном производстве самые высокие зарплаты — в среднем от 7,5 до 8,5 тысячи рублей в месяц. Те, кто трудится в швейных мастерских, получают порядка 6-6,5 тысячи рублей. Деньги идут на возмещение ущерба потерпевшим и компенсацию государству расходов на содержание, но четвертью зарплаты осужденные могут распоряжаться на свое усмотрение.

По словам Анатолия Юдова, тех, кто занят на производстве обуви, можно назвать трудовой элитой колонии. Попасть сюда стремятся многие, а берут не всех.

В числе обязательных требований аккуратность и исполнительность, желательно иметь техническое образование, ведь работникам доверяют дорогостоящее оборудование. На территории колонии действует училище, осужденные получают удостоверения об освоенной специальности.

Осужденные шьют унты

Андрей Мусаев уже год работает на обувном производстве ИК-3. Начинал с надевания заготовок на колодки, сейчас занимается комплектовкой готовых ботинок.

— Вставляю стельки, каркасы, связываю ботинки между собой веревочкой, чтобы не потерялись при транспортировке. Тут каждая операция по-своему интересна, поэтому не скажу, что нравится что-то одно, — делится он.

Андрей Мусаев

В иркутской колонии Андрей отбывает наказание уже четыре года. Осталось еще шесть лет. До того как попал в места лишения свободы, служил по контракту в Алтайском крае. Его осудили по статье 228 УК РФ (незаконное приобретение, хранение и распространение наркотиков. — Прим. ред.).

— Все когда-то ошибаются, — замечает Андрей.

В августе для производства закупили новые пресс-формы и спецмашины. Сейчас их устанавливают и отлаживают. Это позволит приступить к разработке новых моделей рабочей обуви и делать модели с термополиуретановым подноском.

Стенд с готовой обувью

Из цеха готовой обуви поднимаемся в пошивочный цех. Здесь работают около 40 человек. Они собирают верх обуви. Именно с этого помещения в 1997 году начиналось производство. По словам замначальника колонии Дмитрия Федорова, в следующем году планируют создать второй такой цех, что позволит увеличить выход готовой продукции.

Дмитрий Федоров

У мастера обувного цеха — модельера-конструктора Ирины Манановой — отдельный кабинет. На столе лежат выкройки, стоят колодки и образцы. Сейчас Ирина работает над полуботинками для офицерского состава, обувь запустят в производство в следующем году. Ей нужно обтянуть колодку, обрисовать каждую деталь, после этого сделать образец, потом уже идет подготовка серии.

— Разработка моделей занимает от 45 дней до трех месяцев. Эскизы некоторых моделей мы получаем из Москвы, а уже потом подгоняем их под свои технологии, — объясняет модельер.

— Основной объем обуви, которую производим, реализуется по госконтрактам. Например, для осужденных или для нужд армии. Сертификацию и лабораторные испытания обувь проходит в Москве.

Только потом производство ставят на поток.

Ирина Мананова

В ИК-3 Ирина работает 16 лет. Перешла сюда после закрытия обувной фабрики «Ангара».

— Специфика чувствуется, но работа-то не изменилась, — с улыбкой говорит модельер.

В следующем году на производстве планируют освоить выпуск повседневной обуви, мужской с высоким голенищем, для силовых структур. Запланировано производство женской обуви. В ИК собираются переориентировать часть объемов с внутрисистемных заказов на внутренний рынок страны.

В экспериментальном цехе делают образцы, которые пустят на поточное производство. В смене всего три человека. Вместе с модельером швеи разрабатывают три-пять моделей в течение года.

— Это мужские зимние сапоги, — показывает уроженец Хакасии Дмитрий Топоев. — Они выполнены из натуральной кожи и меха. Такую обувь будем производить для оперативного состава и отправлять в регионы.

Дмитрий Топоев

В ИК-3 Дмитрий отбывает наказание с 2015 года. Вспоминает, что работать на обувное производство вышел уже через неделю, как оказался здесь.

— У меня армия, МВД, работал в вооруженных силах, во внутренних войсках. Можно не говорить статью? Не убил никого, — отвечает он на наши вопросы.

Последним мы посмотрели участок сборки-затяжки обуви. Николай Грабарь покрывает подошвы полиуретановым клеем. Работает полторы смены: с 8:00 до 19:30. Сначала наносит десятипроцентный состав, после того как ботинок высыхает, сверху покрывает его двадцатипроцентным клеем.

Николай ГрабарьНиколай Грабарь покрывает обувь клеем

— Нужен был человек, попробовал — получилось. Место работы менять не хочу. Хотя оно и вредное, клеем дышишь, но надо же кому-то этим заниматься, — рассказывает осужденный.

В ИК-3 Николай отбывает наказание с марта 2015 года. Его этапировали сюда из другой тюрьмы. Сам он из Магадана. Осужден по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. — Прим. ред.). В местах лишения свободы находится с февраля 2014 года, наказание ему отбывать еще больше пяти лет.

Обувное производство

Пока мы вникали в тонкости обувного производства, подошло время обеда, который в ИК-3 начинается в 12:00. В столовую осужденные ходят строем.

Под популярную в 90-х песню «Дым сигарет с ментолом», которая играла на улице, мы пошли туда же. На вопрос, какое меню у осужденных, руководство колонии ответило: «Вкусное. Можете снять пробу».

Журналисты вежливо отказались: возможность пообедать в колонии не вызвала у собравшихся особого энтузиазма.

Осужденные собираются на обедОсужденные в столовой

С одной стороны от столовой находится кафе-бар «У Иваныча» (алкоголя в этом заведении, понятное дело, нет), с другой — культурно-досуговый центр «Исток». В актовом зале в это время репетировал местный хор «Наша тройка».

Мужчины в ярких атласных рубахах исполняли со сцены песню «Домик окнами в сад». Как рассказал Анатолий Юдов, в клубе показывают кинофильмы, здесь выступают не только местные любители самодеятельности, но и «гражданские» коллективы.

Есть в ИК-3 зимний сад и клуб аквариумистики.

Напоследок нам показали один из жилых корпусов. Здесь проживают 104 человека. Как правило, отряд формируется по роду деятельности. В спальнях светло и чисто.

В два длинных ряда стоят двухъярусные кровати и тумбочки. На спинках кроватей размещены карточки с фотографией и личными данными осужденного. Порядок в помещениях поддерживают сами осужденные.

В основном те, кто не занят ни в каких производствах.

В клубеВ жилом корпусеВ жилом корпусе

По словам сотрудников ГУФСИН, это единственная в Иркутской области колония, где представлены четыре религии. На территории ИК-3 есть православный и буддистский храмы, мусульманская и еврейская молельные комнаты.

В ИК-3 есть православный и буддистский храмы, мусульманская и еврейская молельные комнаты

Во двор колонии осужденных выводят дважды в день. В 8:00 и 17:00 их считают, чтобы все были на месте. Также на площадке двора проходят культурно-массовые мероприятия. Летом здесь играют в футбол или волейбол, сюда же выходят на утреннюю зарядку.

Автор фото — Зарина Весна

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20171024/prison/

Вы – силовик и совершили преступление? Вот что вас ждет

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовhttps://www.znak.com/2014-10-21/vy_silovik_i_sovershili_prestuplenie_vot_chto_vas_zhdet

2014.10.21

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органов

Урал – это не только промышленность, свердловский рок и суровая природа. Это еще и зоны: множество исправительных учреждений, раскинувшихся в бесконечных лесах к северу за сотни километров от Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени. Znak.

com, уделяя особое внимание описанию уральской идентичности, не смог пройти мимо этой печальной области. Наш журналист отправилась в одну из самых известных колоний региона – тагильскую ИК-13, где сидят бывшие силовики.

Как живется в заключении бывшим майорам и генералам – в очерке Znak.com.

Массивные ворота с огромным гербом ФСИН России, КПП и широкая дорога к невысокому административному зданию. Так выглядит вход в одну из образцово-показательных свердловских зон – нижнетагильскую исправительную колонию №13.

История этого особого пенитенциарного учреждения начинается 5 августа 1957 года, когда лагерный пункт №3 лаготделения №5 Тагиллага НКВД был переименован и обрел свое современное название. В народе 13-ю колонию называют «Красная утка» (этимологию названия мне выяснить не удалось).

Известно, что ИК издавна считалась «красной зоной» — той, где всеми внутренними процессами управляет администрация, а не зеки. За более чем полвека существования колонии в ней пересидело множество высокопоставленных чинов всех мастей.

А сейчас здесь отбывают наказание исключительно бывшие силовики, военные, экс-работники ФСИН – всего порядка 2 тыс. человек.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органов

«Красная утка» и «Красные петухи»

«Мы охраняем бывших коллег, – рассказывает начальник ИК-13 Владимир Непочатый. – Иногда даже и бывшие начальники попадаются. Например, одно время здесь сидел бывший начальник нижнетагильского СИЗО. Ничего страшного. Такая у нас работа».

Различных высокопоставленных деятелей в 13-й пересидело немало. Самым известным, конечно, является зять генсека Леонида Брежнева, Юрий Чурбанов.

Чурбанов был фигурантом громкого «хлопкового дела» об экономических и коррупционных преступлениях в Узбекской ССР. В 1988-м году он был осужден на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Жена, Галина Брежнева, развелась с ним в 1991 году, а еще через два года Чурбанов освободился условно-досрочно.

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовПолковник Владимир Непочатый возглавляет ИК-12 с 2012 года. Ему приходится охранять и бывших генерал-майоров

Ветеран ФСИН Евгений Суворов, который проработал в ИК-13 22 года, вспоминает, что Чурбанов однажды косвенно чуть было не послужил причиной бунта в колонии, где в целом подобные случаи довольно редки. Однажды в колонию на встречу с именитым заключенным приехал журналист Андрей Караулов.

После беседы с Юрием Михайловичем ему удалось тайно вынести с зоны записки Чурбанова, которые затем были опубликованы в итальянской газете La Repubblica. Эти записки затем перепечатала московская газета «Труд». Заголовок гласил: «Зять Брежнева Чурбанов – в зоне «’’Красных петухов’’».

В «тринадцатой» почти не действуют типичные «зоновские» понятия и законы. Силовики, даже отсидевшие более чем по 10 лет, не слишком подвержены криминальным правилам. Однако газетный заголовок, весть о котором каким-то образом добралась до контингента, оскорбил заключенных.

«Мне пришлось ехать в Москву, в редакцию «Труда», общаться с журналистом и объяснить ему, почему нельзя было называть нашу колонию «зоной ’’красных петухов’’». Корреспондентов удалось убедить. Потом они съездили в колонию и написали большой материал, в котором среди прочего содержались извинения за предыдущий заголовок.

Волнения среди заключенных удалось прекратить», – рассказывает Суворов.

Еще из советских функционеров «мотали срок» в 13-й бывший председатель горисполкома Сочи, ставший впоследствии первым всенародно избранным мэром этого города, Вячеслав Воронков, и один из заместителей министра Молдавской ССР по фамилии Вышку.

Как рассказывает Евгений Суворов, оба этих функционера сидели за злоупотребления, но их судьба на зоне сложилась по-разному. Воронков нашел применение своим организаторским талантам и умению ладить с людьми.

Читайте также:  Поцарапали машину во дворе: что делать по каско, а также что входит в риск "угон" и "ущерб", как быть, если сам повредил свое авто и многое другое

«Работал в активе, помогал в организации воспитательной работы, готовил материалы для радиогазеты, которую делали заключенные», – рассказывает ветеран. Молдавский чиновник Вышку, напротив, не смог «найти себя» в заключении.

«Авторитетом ни среди администрации, ни среди контингента не пользовался. С другими осужденными не смог наладить нормальных отношений. В общем, тяжело ему приходилось», – говорит Суворов.

Среди более современных экс-узников – бывший сотрудник ФСБ, а ныне адвокат Михаил Трепашкин. Он вынес из тагильской зоны самые неприятные впечатления. Еще будучи в колонии, он неоднократно заявлял о различных злоупотреблениях и нарушениях со стороны администрации исправительного учреждения.

Источник: https://www.znak.com/2014-10-21/vy_silovik_i_sovershili_prestuplenie_vot_chto_vas_zhdet

Посещена колония для бывших сотрудников полиции в Рязанской области

an_babushkin20 февраля 2016 года член СПЧ А.В.Бабушкин совместно с членами ОНК Рязанской области  и помощником начальника УФСИН России по Рязанской области А.С.Тарасиковым посетил ФКУ ИК № 3 УФСИН России по Рязанской области.Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органовЛимит наполнения учреждения составляет 1002 человек. На момент посещения учреждения в нем содержалось 779 человек.С 2000 года колония предназначена для отбытия наказания бывшими сотрудниками правоохранительных органов.В ИК работает 188 человек, а также 102 человека — в хозобслуге. Средне дневная заработная плата работающих осужденных 330 руб.За 2015 год освобождено условно -досрочно 127 осужденных, по окончанию срока наказания – 169 осужденных, заменено наказание более мягким — 20 человекам, освобождено по амнистии 95 человек. Умер 1 осужденный, 1969 г.р. (ИБС в форме острого инфаркта).

Опрошенные осужденные обратили внимание на то, что Скопинский районный суд Рязанской области отказывает в УДО по мотивам: большой срок не отбытого наказания, успехи осужденного в труде не является доказательством его исправления. После постановления пленума Верховного Суда РФ ситуация с УДО не изменилась.

На личный прием обратился осужденный И. Он имеет 16 поощрений. Издешев рассказал, что работал фермером, за прекращение дела с него потребовали 1,5 млн. руб. Бывший начальник СУ Астраханской области при фальсификации дела в отношении И. хвастался, что посадил полковника С., а фермера он тем более посадит.

Комитет за гражданские права занимается данным делом.

На личный прием был вызван сужденный к 11 годам лишения свободы А., который сообщил о том, что страдает диабетом, однако консультацию эндокринолога долгое время не получал.

Он попросил помочь обжаловать одно из вынесенных по его заявлению постановлений, которое обещал выслать в ближайшее время.  

Прибывший на прием С. пояснил, что является бывшим начальником отдела безопасности ИК-13 по Саратовской области, осужден за причастность к преступления в отношении осужденного С., который скончался в результате избиений. Избиения проводились в течение 3 суток. Согласно данным экспертизе последние травмы С. были нанесены за полтора часа до его смерти.

Истинный виновник смертельных травм — инспектор, закрепленный за ШИЗО, который ушел от ответственности. Сам С. признает нанес 2 удара 25 апреля 2012 года резиновой палкой по ногам ниже ягодиц. Система видеонаблюдения в ШИЗО, где происходили избиения, в эти дни была неисправна работала без режима записи. С. пояснил, что С.

был бывшим завхозом отряда и карантина, но после смены руководства ИК отношения с новым руководством у него не сложились и он был водворен в ШИЗО. По мнению С., само применение РП было законным, однако после применения РП документов об этом составлено не было,  в чем С. признает себя виновным. С.  просил о проведении ему  полиграфа, однако в этом ему было отказано. Ж.

осужден к 15 годам лишения свободы. По делу не учтены смягчающие вину обстоятельства — потерпевшие, находясь в состоянии опьянения, сами пристали к Ж., который шел к себе домой. Не учтено в качестве смягчающего  вину обстоятельства и  то, что он оказал помощь следствию. Доводы Ж. будут изучены Комитетом за гражданские права.Ч.

сообщил о том, что суд присяжных Саратовского облсуда вынес вердикт, в котором исключил фактические обстоятельства — сговор, а также совместность и согласованность действий Ч. с другими соучастниками (ответ на 20-й вопрос вердикта). Однако суд эту позицию присяжных не учел и назначил наказание без учета, как установленных фактов, так и вердикта о снисхождении. Доводы Ч.

будут изучены Комитетом за гражданские права.А. на личном приеме сообщил о том, что его осудили незаконным составом суда, так как судья С. ранее судил обвиняемого по тому же преступлению, что и А., А.. Кроме того постановлением СУ по ЧР Л. была установлена невиновность А.. Это постановление до сих пор не отменено. Доводы А. будут изучены Комитетом за гражданские права.На прием обратился П.

, который просит изучить доводы по его делу. Доводы П. будут изучены Комитетом за гражданские права.Ж. направил документы в Комитет за гражданские права 11.01.16; осужден по ч. 3 ст. 111 УК РФ. Получил в колонии 7 поощрений. Доводы Ж. будут изучены Комитетом за гражданские права.

Был посещен отряде № 4, в котором отбывает наказание более 100 человек, находящихся в обычных условиях  отбытия наказания; в отряде имеются 8 раковин, 2 душа, комната приема пищи, установлен 1 телеприемник.В столовой колонии готовится 2 вида первых и вторых блюд, установлены механические и электрические весы.

В столовой имеются 120 посадочных мест, питание осуществляется в 8 смен, при  этом на обед дается по 15 минут.  На вешалке  столовой — 82 крючка.  Установлено 5 раковин. В отряде № 3 (облегченные условия)  на 86 человек приходится 3 туалетные кабинки. осужденные проживают в комнатах на 4 – 12 человек каждая, термометр для контроля комнатной температуры находится только в 1 жилом помещении.

Крыша в  отряде протекает, хотя ремонт проводился в августе 2015 года.Туалет на 2 отряда находится в отдельном отапливаемом здании. Имеется 10 туалетных кабинок. Приватность туалетных кабинок обеспечена.  В холе туалета,  где установлено 2 раковины, из которых работает одна, холодно, доводчика двери нет, в двери щели. В туалете стоит неприятный запах. Свет в холле отсутствует.

В карантине отсутствует градусник, о порядке получения свидания с лицами, не являющихся родственниками, получения телефонных переговоров осужденные в карантине не знают.Со слов начальника мед части учреждения в колонии ВИЧ-инфицированных насчитывается 21 человек, ВААРТ получает 8 человек, 1 человек от ВААРТ отказался. В медчасти работают  терапевт, хирург, рентгенолог, психиатр.

С 1 января 2014 года стационар в медчасти закрыт на основании приказа ФСИН России. По болезни был освобожден 1 осужденный, 3 осужденным в освобождении по болезни отказали.По итогам посещения рекомендуется:1)           Восстановить практику предоставления отпусков, в т.ч. предоставив отпуск Издешеву Г.Р.

2)           Установить в отрядах с обычными условиями отбытия наказания не менее 3 телеприемников.3)           Произвести ремонт крыши в отряде № 3 (облегченные условия отбытия наказания).4)           Устранить недостатки, выявленные в здании туалета. 5)           В столовой увеличить количество раковин и крючков, уменьшить количество смен, увеличить время приема обеда хотя бы до 20 минут.

6)           Организовать консультацию эндокринолога Абдулгалимову Магомеду Махмудовичу.7)           Оказать содействие в проведении психо-физиологической экспертизы Серову К.С.8)           Оказать Панину С.В. помощь в получении ортопедической обуви.9)           Улучшить уборку льда перед входом в ИК и на самой территории ИК.10)      Направить на консультацию к психиатру Папина Василия Александровича.11)      Восстановить в мед части палаты со стационарными койками.

12)      Установить причину острого инфаркта, повлекшего смерть осужденного в 2015.

Председатель Комитета,Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ  

А. В. Бабушкин

Источник: https://an-babushkin.livejournal.com/409227.html

Колония невозврата: Как в Приморье отбывают наказание бывшие стражи порядка

Колонии для бывших сотрудников МВД – поселение, строгого, особого режима: отличия от исправительных тюрем не для полиции, правила для членов правоохранительных органов

Корреспондент РИА VladNews побывал в исправительном учреждении для бывших сотрудников силовых структур правоохранительных органов. 

Двадцать вторая исправительная колония строгого режима в поселке Волчанец с виду ничем не отличается от других. Однако здесь отбывают наказание те, кто сам раньше стоял на страже порядка. Это единственная на Дальнем Востоке колония, где отбывают наказание сотрудники правоохранительных органов – полиции, МЧС, ФСБ, прокуратуры. Таких учреждений по всей России всего семь.

Условия содержания заключенных ничем не отличаются от остальных колоний строгого режима. Тот же распорядок дня —  подъем в 6 утра, в 6.15 зарядка, личная гигиена, завтрак. Далее учёба, либо работа, день у заключенных расписан буквально по минутам. В 22.00 – отбой.

Здесь отбывают наказание со всех регионов России. Для того, чтобы бывшие стражи порядка не оступились вновь, в колонии ежедневно проводят целый комплекс воспитательной, социальной и психологической работы

Культурно-массовые, спортивные и духовные мероприятия здесь проходят регулярно. Часто, инициатором мероприятий становятся сами осужденные. Руководство колонии поддерживает начинания своих подопечных. Например, недавно у одного из заключенных, Николая Северинова, возникла идея провести в колонии футбольный матч с командой профессионалов – находкинским футбольным клубом Океан.

Николай Северинов  — бывший начальник наркоконтроля Находки. В колонии  — четыре с половиной года. Отбывает наказание по 290-ой статье — получение взятки. До конца срока остался год. На свободе у Николая  — жена и две дочки, которых он не видел с момента заключения под стражу.

«Футбольный матч в колонии  — это и поддержка командного духа, — говорит Николай, — и спортивная подготовка, готовится к игре необходимо ежедневно. А тренировки укрепляют и дух, и тело».

Идеей загорелись. Футбольный клуб Океан на предложение сыграть матч с осужденными ответил согласием. Команда колонии провела в подготовке не одну неделю. Думали сыграть вничью, но счет по результатам оказался  6:4 в пользу профессиональных игроков.

Футбол в колонии – новый вид спорта. Но на достигнутом здесь останавливаться не планируют. К слову, профессиональные футболисты дали высокую оценку команде колонии.

Капитан «Океана» Александр Тихоновецкий сказал, если от заключенных снова поступит предложение об игре, матч обязательно состоится.

Кроме спортивных мероприятий в колонии есть хорошая традиция устраивать в импровизированном Доме культуры концерты и поэтические вечера. Местные обитатели называют ДК просто клубом.  Здесь много заключенных пишут стихи самостоятельно. А во время выступлений волнуются, как школьники.

В здании Дома культуры находится также храм, официально освященный. Для приверженцев мусульманской веры на территории колонии есть мечеть.

Для любителей почитать при клубе работает библиотека – огромный зал, от пола до потолка наполненный книгами разных жанров. Берут в основном фантастику, книги можно забирать с собой в отряд.

Для бывших сотрудников есть три вида условий отбывания наказаний – обычные, на которых осужденный живет девять месяцев, и, если не нарушает режим, может перейти на облегченные, а значит чаще видеться с близкими, получать больше посылок, иметь относительную свободу передвижения. Для нарушителей порядка  — условия строгие, такие заключенные изолируются от остальных. Но их, к слову, немного. 

Получить дополнительную профессию заключенные могут в профессиональном училище № 319. Здесь можно выучиться на пекаря, газоэлектросварщика, слесаря. Желающих много. 

Как отмечают в колонии, весь комплекс мероприятий положительно влияет на заключенных. Они стремятся участвовать в соревнованиях, получить новую профессию, многие имеют спортивные разряды.

К слову, практически все осужденные здесь с высшим образованием.  После освобождения этим людям будет легче влиться в «обычную» жизнь и не совершать преступления вновь.

Практически никто из бывших сотрудников, отбывших срок, не возвращается за решетку.

Источник: https://vladnews.ru/2019-11-19/162452/koloniya_nevozvrata

Кто может стать авторитетом в «милицейских» зонах

В России приговоренные к заключению бывшие сотрудники силовых органов отбывают наказание в специальных исправительных учреждения — «милицейских» или «ментовских» зонах. Здесь нет воров в законе и привычной для большинства тюрем зековской иерархии. Тем не менее, порядки в «милицейской» зоне зачастую не менее суровые.

Почему отдельно

В советское время была только одна колония для сотрудников правоохранительных органов, которая располагалась в Нижнем Тагиле. С распадом СССР и криминализацией милиции и других силовых органов появилась необходимость создания новых «ментовских» зон. Сейчас в России насчитывается пять исправительных учреждений для бывших полицейских.

Зачем создавать отдельные исправительные учреждения? Дело в том, что в обычной тюрьме так называемый бэсник (бээсник или просто БС — бывший сотрудник) не продержится и суток. Зеки, понятное дело, стражей порядка очень не любят. По криминальным понятием, убийство «мента» дает основания для попадания в более высокую касту.

Силовики — сила!

На «ментовской» зоне существует своя иерархия, каждая со своими нормами и правилами поведения. Высшей кастой здесь считаются бывшие сотрудники исправительных учреждений, тюремные оперативники, а также те, кто нес службу в СИЗО. Кроме того, «элитой» считаются оперативники уголовного розыска — то есть те, кто находился на «переднем крае» борьбы с преступностью. Считается, что это видавшие виды люди, резкие и строгие, а потому перечить им — себе дороже. В камерах они занимают положение смотрящих, их слово — закон для менее «престижных» каст.

Следующими в тюремной иерархии идут сотрудники силовых органов: спецотряды быстрого реагирования, ОМОН, спецназовцы, бывшие сотрудники оперативно-розыскных групп. Прошедшие такую «школу» люди, как правило, физически развиты, морально закалены и психологически устойчивы, способны постоять за себя.

Середняки

Среднюю касту в «ментовских» зонах» составляет простой «служилый» народ — гаишники, патрульные, следователи, дознаватели и прочие. Попадают в места лишения свободы такие правоохранители в большинстве случаев из-за взяток или не слишком серьезных преступлений. Обычно стараются не высовываться, отсиживают свой срок тихо и мирно. Быть авторитетом их не прельщает, но и в низшую касту не пойдут, в случае чего могут дать достойный отпор.

Читайте также:  Каско форд фокус: что влияет на стоимость полиса для ford и как оформить его дешевле?

По нисходящей

Ступень «высших» среди «низших» занимают адвокаты. Среди полицейских уважения они обычно не имеют, поскольку считаются хитрыми и ушлыми пройдохами, не заслуживающими доверия.

У многих оперативников свой счет к адвокатам, которые во время следствия и суда они обещали их вытащить, при этом брали за свои услуги порой весьма внушительные суммы.

В итоге отвечают за таких нерадивых защитников их коллеги по профессии, волею судеб оказавшиеся в заключении.

Самой низшей «мастью» на «ментовской» зоне являются судьи и прокуроры. Этих силовики уважают еще меньше, поскольку считают их аналогом кабинетного чиновника, толком ничего не умеющего, зато завсегда готового «попить кровушки» у простого оперативника.

Именно из прокурорско-судейской среды в таких исправительных учреждениях формируется категория «петухов». Во избежание конфликтов администрация «милицейских» зон последние годы старается сажать «кабинетчиков» в отдельные камеры.

Порядки

Свод неписаных правил в «ментовской» зоне немногим отличается от порядков в обычных колониях и тюрьмах: будь опрятным, иначе станет «чушкой», не ходи в туалет, когда кто-то принимает пищу, не лезь с расспросами о делах сокамерников.

«Чушек» («чертей») как и на обычной зоне никто не уважает. Они выполняют самую грязную работу (уборка туалетов), и спят рядом с «дальняком». Среди «чертей» практически гарантированно оказываются те, кто сел за «косячные» статьи — совращение малолетних, изнасилования и им подобные.

Работа и спорт

В отличие от обычной зоны, где для авторитетных зеков работать — это не «по понятиям», среди бээсников вкалывать принято у всех, «в отказ» не уходит никто. Еще бы, ведь работать — значит иметь шанс на условно-досрочное освобождение. Кроме того, можно «поднять» денег на посещение тюремного магазина.

Не менее важным занятием в «ментовских» зонах является спорт. Можно сказать, что в таких исправительных учреждениях процветает культ тела.

Считается, что уважающий себя БС обязан содержать себя в хорошей форме, а для этого должен каждодневно тренироваться: подтягиваться, бегать и так далее.

Тот, кто отказывается от спорта, считается отчаявшимся и очень быстро переходит в разряд «чушек» со всеми вытекающими последствиями.

Еще одна страсть сидельцев в «милицейских» исправительных учреждениях — юридическая переписка. Но не столько с родственниками и друзьями, сколько с различными инстанциями и правозащитными фондами. В основном это жалобы на приговор и условия содержания. Администрация таких тюрем иногда жалуется, что ежедневно приходится отправлять чуть ли не сотню подобных писем.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38834008-kto-mozhet-stat-avtoritetom-v-militseyskih-zonah/

В фсин рассказали о переполненности колоний для бывших правоохранителей

Активная борьба с коррупцией привела к тому, что в стране стало не хватать мест в специальных колониях, предназначенных для отбывания наказания бывшими сотрудниками правоохранительных органов.

О необычной проблеме накануне сообщил замначальника Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко.

По его словам, возросшее количество осужденных силовиков требует создания новых специализированных колоний.

Замглавы ФСИН напомнил, что в этом году были открыты две новые такие колонии, но «они уже заполнены».

Банк России открыл «горячую линию» для жалоб на коррупцию

«Есть колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов и приравненных к ним.

В настоящее время количество колоний для простых людей, которые не связаны с правоохранительными органами, сокращается и значительно. Но резко увеличивается количество колоний для бывших сотрудников.

В этом году мы две открыли, но надо открывать больше», — заявил чиновник тюремного ведомства в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

  • «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — добавил он.
  • В прошлом году председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» рассказал, что больше всего преступлений коррупционного характера совершается людьми, работающими в правоохранительных органах, муниципальных органах, в сферах здравоохранения, образования, а также в военной сфере.
  • бывших силовиков в отдельных колониях необходимо из-за реальной угрозы их жизни со стороны других заключенных

В апреле 2018 года Генпрокуратура сообщила, что из 12,2 тыс. человек, признанных в 2017 году виновными в совершении коррупционных преступлений, 1,3 тыс. человек были сотрудниками правоохранительных органов. По данным ведомства, каждый девятый осужденный за подобные преступления оказался сотрудником органов охраны правопорядка.

Деньги коррупционеров пойдут в Пенсионный фонд

«При общем сокращении в последние годы тюремного населения, рост числа осужденных бывших сотрудников правоохранительных, надзорных, контролирующих органов и военных свидетельствует о том, что курс на привлечение виновных в совершении должностных и коррупционных преступлений к уголовной ответственности и назначение им реальных сроков лишения свободы, последовательно воплощается в жизнь», — сказал «РГ» доктор юридических наук Иван Соловьев.

Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы (инспектирует места заключения) Иван Мельников рассказал, что в столице есть два следственных изолятора, предназначенных для содержания под стражей бывших сотрудников правоохранительных органов. Среди же так называемых «ментовских» колоний, расположенных неподалеку от Москвы, выделяются учреждения в Нижегородской области и в Рязани.

бывших силовиков в отдельных пенитенциарных учреждениях необходимо из-за угрозы их жизни со стороны других заключенных.

При этом меры по изоляции бывших полицейских, судей и других бывших блюстителей закона соблюдаются не только в колониях и СИЗО, но и при конвоировании.

При передвижении в автозаках бывших сотрудников правоохранительных органов закрывают в так называемые «стаканы».

Источник: https://rg.ru/2018/11/14/v-fsin-rasskazali-o-perepolnennosti-kolonij-dlia-byvshih-pravoohranitelej.html

По ту сторону закона. Как отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов

Сегодня мы решили затронуть очень интересную и даже местами весьма деликатную тему того, как же все-таки отбывают наказание в местах лишения свободы так называемые «бывшие». Под данным словом мы подразумеваем сотрудников полиции, ФСИН, ФСБ, судей, прокуратуры, СК, которые по тем или иным причинам были осуждены и отбывают наказание в местах лишения свободы.

Местом нашего пристального взгляда мы выбрали ФКУ ИК-11 ГУФСИН России по Нижегородской области, г. Бор. Редакции «Гулаг-Инфо» удалось, взять данные интервью у осужденных, как непосредственно отбывающих в ИК, так и у одного бывшего осужденного.

Имена интервьюируемых по соображениям безопасности изменены:

Расскажите об ИК, режим, основной контингент осужденных?

Максим К. — «Это специализированная колония строгого режима для отбывания наказания в виде лишения свободы бывшими сотрудниками правоохранительных органов и судьями.

Основная масса заключённых – это те, кто просто когда-то по призыву служил во внутренних войсках (ВВ), затем по количеству идут бывшие сотрудники МВД и полиции, и далее по убыванию – сотрудники ФСИН, сотрудники ФСБ, прокурорские, следователи СКР и судьи.

Также имеется достаточное количество заключённых, которые переведены в эту колонию с обычных «бытовых» лагерей по «оперативным соображениям», как в безопасное место (БМ).

В основном это те, кто активно сотрудничал с администрацией и «операми» (стучал, доносил и др.), так называемый «негласный аппарат» (осведомители, агенты, конфиденциальные сотрудники и др.).

Таким образом «кураторы» просто «прячут» этих негодяев от справедливого возмездия других заключённых, которых они «сдали».

ВВшники, это в основной своей массе спившиеся и деградировавшие люди, ведущие асоциальный образ жизни, который и послужил причиной их появления в колонии (ст.111, ст.105, ст.158, ст.161, ст.162 УК РФ).

У сотрудников МВД и полиции уровень образованности уже повыше и «заезжают» они в основном по ст.285, ст.286, ст.290 УК РФ. ОМОНовцы и СОБРовцы из-за своей специфической ограниченности и «физической подготовленности» – по ст.105, ст.111, ст.163 УК РФ. 

ФСИНовцы осуждаются в основном по ст.228, ст.285, ст.286 и ст.290 УК РФ. У прокурорских, следователей СКР и судей исключительно ст.290 УК РФ.»

Сергей М.– «Более 80% находящихся в колонии осуждены в первый раз. Повторность совершения преступления данными осужденными очень мала.»

Отношение сотрудников?

Максим К. – «Сотрудники администрации в целом относятся к спецконтингенту хорошо, явно понимая, кем они были до этого и где сами сотрудники могут оказаться в случае чего.

  • Также они чувствуют, что большое количество заключенных превосходит их в образовательном уровне и опыте.
  • В силу воспитания и специфики прежней работы, основная масса заключённых люди интеллигентные и общаются с сотрудниками администрации уважительно, что вызывает в ответ такую же реакцию.
  • Колонией руководит грамотный и адекватный начальник, поэтому в целом нарушений закона не допускается.»
  • Сергей М.– «В колонии содержится несколько бывших сотрудников данного учреждения, эксначальник по БиОР Бобриков и инспектор от которых практически вся внутренняя политика и зависит (назначение, старшин промзоны, лагеря, старшин отряда…)»
  • Как сотрудники ФСИН относятся к своим бывшим коллегам? 

Максим К. – «В целом хорошо и с уважением. В этой же колонии отбывали и отбывают наказание по настоящий момент непосредственно и сотрудники ИК-11.

Опыт заключённых — бывших сотрудников ФСИН, особенно оперативников, активно используется действующими сотрудниками колонии в своих служебных целях.»

К сотрудникам полиции?

Максим К. — Хорошо.

К сотрудникам прокуратуры, судов, СК, ФСБ?

Максим К. – «Этих заключённых явно недолюбливают в силу их подлой деятельности до осуждения, хотя открытой неприязни к ним не высказывают.»

Как устроен быт? Ремонт в помещениях, бытовое обслуживание и т.д.

Максим К. – «Бытовые условия в колонии хорошие и в основном это заслуга самих заключённых, которые делают всё возможное для их улучшения. Надо понимать, что в этой колонии люди просто живут, так как назначенные судами сроки достаточно большие, а порой и просто запредельны.

Ремонт в помещениях отрядов, штаба, КДС выполняется за счёт средств самих заключённых, а выделяемые из федерального бюджета средства и материалы, похоже, просто присваиваются.

Деньги на ремонт помещений отрядов и приобретение оборудования (унитазы, раковины, краны, мебель, стиральные машины и др.

) в открытую периодически собирают так называемые «активисты» — это заключённые, которые, по сути, выполняют функции сотрудников администрации непосредственно в отрядах.

Эти заключённые сотрудничают с администрацией, ведут всю организационную работу и обеспечивают ежедневную жизнедеятельность в отрядах.»

Сергей М. -«В отрядах колонии в основном проведен или проводится постоянно ремонт помещений за счет заключенных (отдельный повод поговорить) повод для сбора денег. В каждом отряде имеется комната для приема пищи, умывальник, туалет, душевая, имеются телевизоры, благоустроенность как правило зависит от «инициативы»актива отряда и возможности осужденных.»

О состоянии магазинов мы выяснили, есть еще что то? Например, наличие так называемой «квартплаты», сборы какие либо, расходы на улучшение жилищных условий и т.д.

Максим К. – «Да, есть общие ежемесячные сборы с «мужиков» на уборку помещений отрядов (три пачки сигарет с фильтром и пачка чая). Этими сигаретами и чаем активисты рассчитываются с теми заключёнными, которые непосредственно убирают помещения отряда.

При этом, согласно штатного расписания, в отрядах предусмотрены оплачиваемые (МРОТ) должности «дневального» и «старшего дневального». Именно эти заключённые, официально состоящие на должностях, и должны убирать помещения отрядов.

Вместе с тем, на этих должностях лишь формально числятся так называемые «старшины» (завхозы) и их помощники (активисты), которые и получают деньги, но при этом реально не убираются. Уборку помещений активисты организовывают исключительно за счёт всех остальных заключённых отряда.

Также в каждом отряде существуют «платные» спальные секции — это небольшие изолированные помещения, в которых, отдельно от основной массы заключённых отряда, проживают заключённые, способные ежемесячно платить активистам определённую плату (1000-2000 руб.

). При этом, особо состоятельных «пряников» (вновь прибывших в первый раз после осуждения в колонию) активисты сразу «обрабатывают» и «разводят» на «вступительный взнос» за саму возможность «заехать» и проживать в платной секции (от 30 000 до 50 000 руб.).

Все эти собранные с заключённых деньги аккумулируются непосредственно у «старшины» (завхоза) отряда. Часть собранных денег он тратит на индивидуальное питание, часть на ремонт помещений и часть, по имеющейся устной информации, передаёт курирующему непосредственно его «оперу». »

Как обстоят дела с трудоустройством, какие виды работы существуют в колонии?

Максим К. – «В колонии имеется центр трудовой адаптации осуждённых (ЦТАо) в котором трудоустроено порядка 500-от заключённых из более чем 1200, находящихся в лагере.

  1. В основном это те, у кого имеются установленные приговором и решениями судов иски и штрафы, а также те, кто просто не может бездельничать и не хочет находиться целыми днями в отряде с активистами.
  2. Раньше в российских колониях были полноценные предприятия, имеющие статус юридического лица и своего директора.
  3. Вместе с тем, в последующем, по всей видимости, чтобы лишить заключённых полноценной оплаты их труда, вместо предприятий были созданы ЦТАо, как подразделения в структуре самого учреждения.
  4. В ИК-11 есть ряд производств (металлообработка, деревообработка, пищевое), но все они крайне не рентабельны из-за отсутствия современного оборудования и соответствующей квалификации у работников.
  5. Сейчас уже крайне трудно найти квалифицированных рабочих среди заключённых, тем более среди бывших сотрудников правоохранительных органов.
  6. Основная масса трудоустроенных заключённых задействована на сборке подарочных пакетов и индивидуальных рационов питания, работах, вообще не требующих какой-либо квалификации.
  7. Колония совсем не вкладывает деньги в обновление оборудования, а лишь пытается привлекать к сотрудничеству тех заказчиков, которые согласны использовать для выпуска продукции на производственных площадях колонии исключительно своё оборудование.»
  8. Работают ли осужденные?

Максим К. – «Да, реально работают порядка 300-от заключённых.»

Какая зарплата?

Максим К. – «Зарплата мизерная и позиционируется администрацией исключительно как сдельная. С учётом всех удержаний, «на руки» (на лицевой счёт) основной массе заключённых зачисляют по 200-300 руб.

Вместе с тем, выпускаемая заключёнными продукция реализуется заказчиками по вполне достойной цене.

Ряд заключённых после освобождения пытались в Борском городском суде взыскать с колонии не выплаченную за годы отсидки заработную плату (Галочкин С., Иванов Д. и др.), но, учитывая резонанс и корпоративную солидарность, суды и прокуратура открыто отстаивали незаконную позицию администрации ИК-11.»

Читайте также:  Штраф за диодные лампочки в фарах: какое наказание за неположенное освещение в оптике головного и ближнего света, а также какие требования к нему предъявляются?

Какие между друг другом взаимоотношения?

Максим К. – «Отношения между заключенными в основном ровные. Конфликты, конечно, время от времени происходят, но имеют, как правило, бытовой характер и быстро сходят на нет.»

Сергей М. – «Осуждённые между собой, как правило находятся в разных отношениях в большинстве своем в дружеских товарищеских по интересам, но в условиях замкнутого пространства бывает разное в том числе и потасовки с разными последствиями.

Было несколько национальных потасовок при бывшем начальнике по БиОР Тараканове в частности между чеченцами и осетинами, которые в большей степени были и спровоцированы самой администрацией в желании наказать самостоятельных осужденных руками актива.

Осужденные имеют формальное деление на актив, осужденные и отделенные.»

Существуют ли «касты»?

Максим К. – «Ну, касты, это громко сказано. Да, разделение существует. Это «активисты» (или козлы), «мужики» (работяги) и «отделённые»

Есть и те, кто просто никак себя не позиционирует и живёт сам по себе.»

Сергей М.– «Актив это лица,состоящие на разных должностях в основном старшины и их помощники.

Отделённые- это осужденные как правило за какой-то поступок против устоев, понимания, или как правило осужденные за преступления по ст.ст.131,132. в отношении малолетних, несовершеннолетних.  

Они выполняют, как правило, самые грязные работы, столы, столовые приборы для приема пищи в столовой у них отдельные, кровати у проходов»

Расскажите немного о будущем, какие планы на будущее после освобождения?

Максим К. – «С желанием на свободу выходят те, кто не утратил за время «отсидки» социальных связей. Ну, а те, кто потерял всё – порой просто боятся выходить за ворота. За долгие годы по ту сторону забора меняется многое и спокойные тюремные будни у этих людей резко сменяются борьбой за выживание.

Заключённые реально отдают себе отчёт в том, что в условиях свободы они никому кроме родственников уже не нужны. Здесь и трудности с трудоустройством, и проблемы со здоровьем, и неоправданная подозрительность со стороны «правоохранительных» органов.

Основная масса заключённых, адекватно воспринимающих реальную действительность, со временем адаптируются, находят работу и быстро встраиваются в общество. При этом, криминальный опыт помогает им своевременно распознать опасность и различные провокации, что позволяет больше не попадать в беду.

  • Лично я после освобождения намерен восстановить здоровье и продолжить свою трудовую деятельность в сфере юриспруденции.
  • Теперь у меня напрочь отсутствуют какие-либо иллюзии по поводу реального устройства и функционирования бессменно действующей два десятилетия власти в стране, я точно знаю, на что способны российские «правоохранительные» органы и что реально представляют из себя суды.
  • Узнал, что действительно представляют из себя адвокаты (мошенники), основная масса которых, пользуясь неграмотностью и горем людей тупо разводят их на огромные деньги, ничего реально не предпринимая для защиты заключённых.
  • Данное преимущество (знание) и приобретённый в заключении бесценный опыт позволят мне браться за разрешение сложных вопросов со знанием дела и юридической перспективы.

Также я намерен продолжить своё развитие в духовной сфере и расширить свои психические возможности (Гурджиев, Успенский, Верещагин и др.).

За время заключения многое «встало на место», сильно поменялись ценности и приоритеты. Деньги и вещи – уже совсем не самое важное.

Теперь хочется больше находиться с родными и близкими (жена, дети, родители), всячески компенсировать время своего отсутствия и нагнать упущенное за долгие годы.

Я не считаю годы заключения зря потраченным временем. Тюрьма многому учит, в первую очередь пониманию другого человека и поведению в обществе (контроль эмоций и сдерживание желаний). Причиной, по которой человек оказывается в тюрьме – является он сам, и это важно понимать.

Многие здесь пытаются обратиться к Богу, но делают это не искренне. Хотя в целом тюрьма идеальное место, чтобы абстрагироваться от всего наносного (фальшивые друзья, ложные желания и цели, др.), привести свои мысли в порядок и стать истинно верующим.

Вместе с тем, лично для меня является проблемой простить тех, кто активно «поспособствовал» мне оказаться на столь долгий срок в лагере.

Но всё это мелочи, когда все живы и здоровы! Непоправима только смерть, а с остальными трудностями справимся!»

скачать dle 12.0

Источник: https://gulag-info.ru/gulag-info-news/282-po-tu-storonu-zakona-kak-otbyvayut-nakazanie-byvshie-sotrudniki.html

Тюрьма для бывших полицейских, прокуроров и судей

Как в сцене мечты уголовника, все заключенные на территории этой тюрьмы в западной части России — примерно 2000 человек — бывшие полицейские, прокуроры, налоговые инспекторы, таможенные служащие и судьи.

Большую часть дня они бесцельно слоняются с угрюмыми лицами, одетые в тюремную одежду. Единственный намек на их прежнее место работы в полиции — стрижка «под ежик» у некоторых.

Российские пенитенциарные власти предоставили редкую возможность посетить эту специализированную колонию, чтобы желающие смогли лично удостовериться: эти заключенные не получают никаких льгот.

В некотором смысле чиновники достигли цели. По крайней мере, что касается мест размещение, то тюрьма такая же мрачная, как и большинство других.

Внутренние стены — некрашенные бетонные плиты, колючая проволока разрезает тюремную территорию на зоны для тех, у кого суровый приговор, и для заключенных с небольшими сроками.

И, как те мужчины и женщины, которых они отправили за решетку, бывшие офицеры полиции здесь живут в грубых кирпичных казармах, трудясь в мастерской и кушая гречневую кашу и щи.

  • Но экскурсия по тюрьме, исправительной колонии №13, также показала то, что власти, возможно, не предполагали продемонстрировать: большинство заключенных здесь находятся за служебные нарушения — от получения взятки до нападения на подозреваемых.
  • Как в случае с Андреем Шумиловым, бывшим следователем, который сказал, что его осудили за избиение подозреваемого во время допросов: «Я расследовал преступление, и сам совершил преступление».
  • В порядке оправдания он пробормотал, что человек пострадал лишь от «повреждения мягких тканей».

10 тюрем, отведенных для бывших сотрудников полиции и других правоохранительных органов, это наследие пост-сталинской реформы уголовно-исполнительной системы наказания, которая сократила применение некоторых ее грубой форм.

Одну из проблем реформаторы определили так: в тюрьмах, где располагалось большое число мужчин в общей камере, бывшие полицейские часто становились жертвами насилия со стороны других заключенных, которые вымещали на них свои обиды на представителей власти.

Сегодня полицейские тюрьмы заняты новым делом, что служит свидетельством, как утверждают власти, борьбы с коррупцией, которая ведется по указанию президента Дмитрия Медведева. В этой колонии, например, на 78 заключенных больше, чем предназначено по проекту, а пять лет назад было больше примерно на 500 человек, сказал надзиратель Сергей Свалкин.

Во всех десяти тюрьмах системы по состоянию на 1 февраля этого года содержалось 9023 заключенных — почти на тысячу больше, чем 8046 бывших сотрудников правоохранительных органов, отбывавших, по данным Федеральной службы исполнения наказаний, сроки в 2008 году.

Однако критики системы уголовного правосудия России говорят, что переполненные тюрьмы — это скорее показатель масштаба коррупции в правоохранительных кругах и среди правительственных чиновников, чем какого-либо прогресса в его решении. Они указывают, например, что прокуратура редко решает политически неудобные громкие дела, как в случае со смертью в следственном изоляторе адвоката Сергея Магнитского после того, как он свидетельствовал о коррупции в полиции.

Даже министр внутренних дел Рашид Нургалиев признал в своем выступлении в парламенте на прошлой неделе, что проверкой установлены факты необоснованного приобретения многими высокопоставленными чиновниками полиции дорогой недвижимости.

Г-н Нургалиев заявил, что более трети старших офицеров — 94 из 250, проверенных антикоррупционным комитетом этой весной, не смогли надлежащим образом ответить на вопросы Комитета.

Многие, по его словам, владеют собственностью за рубежом, несмотря на маленькую зарплату на своих бывших рабочих местах.

«Мы не знали об этом до сих пор», — сказал он законодателям, сообщает газета «Известия». Отдельно член Комитета рассказал газете, что имущество варьировались от «обычных квартир до колоссальных объектов по всему миру».

  1. Независимо от конкретных историй заключенных, исправительная колония №13 дает представление о том, во что превратилась в растревоженной России система уголовного правосудия.
  2. Бывшие офицеры, как о само собой разумеющемся, говорили о том, что они считают основной причиной своей коррумпированности или негуманности: это небольшие зарплаты, которые вызывали разочарование и сделали побочные заработки желанным дополнением.
  3. Некоторые, похоже, до сих пор недоумевают по поводу наказания за свои действия, которые, как они считают, были широко приняты в практике российской полиции.
  4. Г-н Шумилов, бывший следователь полиции, отбывает семилетний срок за то, что он описал как несколько синяков при выбивании показаний у автоугонщика.
  5. 46-летний Алексей Бушуев, пухлый инспектор ГИБДД, сказал, что он брал взятки для покрытия расходов на содержание своей патрульной «Лады», и не рубля больше.

Дмитрий Русанов, бывший капитан самарского управления полиции, сказал, что он получил 10 тысяч рублей (330 долларов) в качестве взятки от ветеринара в 2006 году в обмен на нерегистрацию этого человека в полицейской базе данных на наркоманов. Его месячная зарплата в то время составляла 8000 рублей (около 295 долларов).

«Люди не боятся потерять работу, за которую платят так мало», — объяснил он, пожимая плечами.

Георгий Азбаров, который до обвинения в попытке организации заказного убийства в 2003 году был капитаном Федеральной службы безопасности, говорит, что связь между низкой заработной платой и жестокостью на работе должна быть очевидной.

«Они называют молодого человека офицером, но платят ему так мало, что он не может содержать семью, — сказал Азбаров. — Он не может думать ни о чем, кроме как о продуктах. В то же время, у него есть сила и власть. Вот в чем заключается проблема».

Азбаров изложил отдельную теорию о коррупции более высокого уровня. Прокуроры, по его словам, не все расследуют.

Вместо этого, власти Москвы дают карт-бланш провинциальным чиновникам, чтобы те зарабатывали деньги на стороне, а расправляются только с теми, кто не устраивает Кремль политически.

В этом смысле, он пояснил, слегка поведя плечами, что считает многих из своих друзей и других заключенных в исправительной колонии №13 справедливо осужденными за коррупцию и одновременно политическими заключенными.

(Между прочим, Азбаров сказал, что он ложно осужден. Он говорит, что коррумпированный начальник региональной полиции подставил его.)

Российская федеральная служба исполнения наказаний позволила журналистам побродить по исправительной колонии №13 в течение нескольких часов и поговорить с заключенными по своему выбору, но только в сопровождении охранников, представителя тюремной пресс-службы и надзирателя.

Они постарались продемонстрировать, что бывшие сотрудники правоохранительных органов, судьи и прокуроры ничем не отличаются от других осужденных в России, опровергая сообщения местных СМИ о том, что охранники позволяют бывшим офицерам разговаривать по мобильным телефонам за небольшую неофициальную плату.

В тюрьме особое внимание уделяется профессиональной подготовке, поскольку бывшие должностные лица не могут вернуться к своей прежней профессии. Она содержит литейных цех и художественную мастерскую, макаронную фабрику и ферму с коровами и курами.

Распределение заключенных здесь показывает, что подавляющее большинство — 1590 — были полицейскими. Но там также содержатся 22 судебных пристава, 15 сотрудников Федеральной службы безопасности, несколько десятков прокуроров, налоговых инспекторов из различных учреждений и двое судей.

Оценки масштабов коррупции, все еще процветающей за этими стенами, варьируются. Одна прозвучала в докладе Министерства внутренних дел, опубликованном в 2010 году: российские чиновники получили 33 миллиарда долларов в виде взяток в предыдущем году. Министерство оценивает размер средней взятки в 23 тысячи рублей или 851 доллар по текущему курсу.

Новый закон о полиции, принятый в феврале, который предложил г-н Медведев, предполагает снизить уровень коррупции отчасти за счет повышения заработной платы. По нему урезается размер миллионного состава полиции на 20% с помощью программы переаттестации. Те, кто остаются, будут зарабатывать не менее 33 тысяч рублей или 1222 долларов в месяц.

Парламент России отклонил другие существенные меры. Предложения включали запрет на проникновение в дома без ордера или избиение женщин резиновыми дубинками на уличных акциях протеста. Российские законодатели обсудили второй пункт, но в итоге отклонили его как дискриминационный по отношению к мужчинам.

Другие изменения в закон носят косметический характер, включая переименование сил «милиции» советской эпохи в «полицию». Бывшие офицеры в колонии № 13 на этот счет сомневаются, что изменение названия что-то изменит.

«Прежде мы были милицией, а теперь мы полиция, — издевается Руслан Асланов, бывший офицер из уральского города Челябинска, который сказал, что попал в тюрьму из-за разрыва селезенки у подозреваемого во время ареста. — Ничего не изменилось на самом деле».

Источник: inosmi.ru 

Источник: http://www.vdnews.org/news/3326

Ссылка на основную публикацию